November 23rd, 2019

Как лечатся россияне, которым не смогла помочь медицина

https://lenta.ru/articles/2019/11/23/chudo/



«Вы никогда не знаете, чем закончится рак»

Как лечатся россияне, которым не смогла помочь медицина

Фото: Reuters

В Чечне решили легализовать народную медицину. Власти намерены выдать официальные разрешения на работу травникам, знахарям и шаманам. Правда, одобрение республиканского Минздрава получат лишь те специалисты, у кого есть документы о медицинском образовании. По данным же Всероссийского центра изучения общественного мнения(ВЦИОМ) треть россиян верят в существование магов и колдуний. Почему даже люди с хорошим образованием сегодня все чаще предпочитают бороться с тяжелыми болезнями с помощью соды, медитации и знахарей и какие мифы возникли вокруг онкологии, обсуждали на XI Всероссийском съезде онкопсихологов. «Лента.ру» приводит выдержки из выступлений его участников.

«Выпейте целебной водицы»

Гаральд Мори, психотерапевт, психоонколог (Австрия):

— Хотел бы сфокусировать внимание на проблеме взаимоотношений медицины и магии. Эту комбинацию мы часто встречаем у пациентов с тяжелыми заболеваниями. Когда традиционная медицина, которую мы называем доказательной, помогает, то проблем, как правило, нет. Они наступают, когда научные методы исчерпаны или, как кажется пациенту, неэффективны. В этом случае почти наверняка люди начинают искать какие-то другие способы. Обычно на их пути встречаются доброхоты, которые говорят: «Я могу помочь, выпейте вот этой целебной водицы из моего домика в деревне, и вы справитесь со своим заболеванием, избавитесь от рака». Или: «У меня исцеляющие ладони, я прикоснусь — и все будет хорошо». Конечно, вы все знаете о таких случаях.

Итак, что мы имеем: научно доказанное лечение не всегда успешно. Естественно, это не вызывает положительных эмоций. А в психотерапии очень важным становится внутренняя собственная сила, мотивация на лечение. Отсутствие или наоборот присутствие этих составляющих — одна из причин, почему ничего не помогает, когда, казалось бы, нет причин для этого. Или отчего иногда случается спонтанное выздоровление. Никто никогда точно не знает, что произойдет — выздоровление или смерть. На эту тему проходит много конгрессов с участием врачей и психологов.



Традиционная медицина не может точно сказать, когда она поможет и поможет ли вообще. Целители уверены в своих силах, утверждают, что у них хоть и нет медицинского образования, но много внутренней чувствительности. Некоторые предлагают вещества, которые произведены из каких-то натуральных растений и «очень полезны». Знахари просят пациентов доверять только им и не доверять официальной медицине. Говорят, что медицинское лечение, химиотерапия — яд для вашего организма, это все разрушает здоровье.

И ведь действительно, после химиотерапии почти все пациенты сталкиваются с проблемами с кожей, весом, выпадают волосы. Поэтому я спрашиваю своих пациентов, нужна ли им какая-то дополнительная терапия. Среди моих клиентов была женщина 35 лет: двое детей, рак молочной железы. У нее произошел рецидив, то есть вылеченный было рак вернулся. Врачи ей сказали, что они делают многое, но ничего обещать не могут. И тогда она пошла к знахарю. Тот поводил над ней руками и сказал: я чувствую, что никакого рака нет.

У меня возникла внутренняя проблема: следует ли ее убеждать, что доверять следует только официальной медицине? С другой стороны, знахарь запросил небольшую сумму. К тому же она настолько поверила в слова этого лекаря, что у нее появилась мотивация, появился внутренний стержень, эмоционально она стала чувствовать себя лучше. И доказательное лечение она не бросала.

Традиционные врачи тоже часто давят на пациента: делайте только так, иначе вы окажетесь в опасности. Но если мы хотим, чтобы пациент работал совместно с доказательной медициной, мы должны в свое профессиональное поведение включить эмоциональный аспект.

Если пациент говорит, что отказывается от стандартного лечения, потому что никому не доверяет и хочет лечиться гомеопатией, святой водой, — я с ним разговариваю. Спрашиваю о цене сеанса у знахаря. Это важно, потому что огромная плата за лечение — ненормально. Интересуюсь, как разговаривает этот шаман с пациентом, отрицает ли он официальную медицину. Если ответ положительный, то советую к такому шаману больше не обращаться. Но не надо сразу же говорить пациенту, что его общение с шаманом ужасно. Нужно выяснить как можно больше нюансов.

Мы — психологи и психотерапевты, эксперты психики и всех процессов, происходящих в головном мозге, включая эмоции, рождение мысли. И мы используем различные методы, связанные с воображением, с гипнотерапией. Многие врачи, конечно, смеются над нашими методами. Но, опять же, могу рассказать случай из практики. Пациент с раком простаты, 70 лет, сам психиатр. Я предложил ему представить себе некую внутреннюю силу, которая может держать его рак под контролем. И спросил у него: каким животным мог бы быть этот ваш внутренний ресурс? Он сказал, что это белый медведь. Как-то во время сессии я у него спросил: «Как ты общаешься со своим медведем, знаешь ли, что ему нужно для того, чтобы держать рак под контролем?» Он сказал: «Ему нужна моя мотивация, желание жить». Я уверен, что люди помогающих профессий должны использовать все доступные им способы воздействия на пациента.



Анна Кан, медицинский психолог НМИЦ онкологии им Н.Н. Блохина:

— Я достаточно долго работала с пациентами с ВИЧ, среди них были и те, у кого онкология. И мы с докторами разработали для общения с этой группой пациентов модель поведения. Она, в принципе, годится для всех пациентов. Исходим из того, что пациент очень хочет помогать врачу. Медицина за человека борется, но и сам человек не может и не хочет бездействовать. Если мы категорически запретим нетрадиционную медицину, то человек, особенно тревожный, обязательно к ней обратится, только мы об этом никогда не узнаем.

Поэтому было решено предлагать пациентам безопасные альтернативы. Пусть это даже будет не очень полезно, зато безопасно. Допустим, отвар брусники лучше, чем настойка из мухоморов и прочее. Плюс к этому мы предлагаем пациентам прибегнуть к духовным практикам, которые могут стабилизировать психологическое состояние. И когда врач говорит: вот это лучше не стоит, а это хорошо бы попробовать, рекомендует, то у пациента совсем другое отношение. То есть он понимает, что мы не ставим полностью крест на «альтернативе» — с нами, если что, можно и посоветоваться...

Сергей Куренков, клинический психолог ГБУЗ МКНЦ им. А.С. Логинова:

— Когда я приехал первый раз в центр Блохина, первое, что меня поразило, — что все заборы вокруг клиники были обклеены предложениями магических услуг: лекарь Герасим из деревни такой-то все разведет руками и прочее. Я почти не утрирую. Я сначала удивился, а потом пришло понимание, почему этого так много. Имеется колоссальный спрос на чудо! Причем в рядах страждущих — не обязательно люди, разуверившиеся в эффективности оказываемой им помощи. Любому человеку хочется чуда, хочется пойти по линии наименьшего сопротивления: я несчастен, сделайте со мной что-то. При этом пациент исключает себя как субъекта системной терапии.

Я — психолог, я не хочу, чтобы в меня верили. Я не хочу быть в глазах пациента магом и чародеем. Я хочу, чтобы пациент поверил мне как профессионалу и стал со мной работать над результатом. А так — какая разница, в кого будет верить пациент? В шамана, в дедушку из далекого села или в меня, чей кабинет обвешан дипломами? Ведь человек не хочет брать на себя ответственность за собственное излечение, не хочет трудиться над этим, а ждет, что все само образуется. Ответственность самого пациента — это важно. Врач лишь помогает выздоравливать.

«Мы к таким принципиально не подходим»

Анна Кан, медицинский психолог НМИЦ онкологии им Н.Н. Блохина:

— Не буду рассказывать про яйца трихомонад, которыми лечатся иногда наши пациенты. Если кто не догадывается, яйца трихомонад, чтобы это помогло, надо выпить. Кто-то содой лечится. Но содой лечиться уже моветон, об этом все знают. На самом деле в СМИ не так уж много этой соды и трихомонад. Об этом люди узнают не из прессы или интернета. Часто приходят ко мне с маленькими книжечками затертыми, где все подробно расписано, как и что делать. Эти книжечки с рецептами примочек от пациента к пациенту кочуют. Но не об этом речь.



У пациентов — когнитивный диссонанс. Ко мне приходит человек и говорит: если сильные мира сего не могут справиться с раком, то что уж о других говорить? Вот у Жанны Фриске был рак, она в Америке лечилась, и что? И ничего. Я тогда спрашиваю у пациента: а вы знаете, какая именно опухоль была у Жанны Фриске? «Просто рак, — отвечает. — Как у всех». Тогда я вытаскиваю табличку с классификацией рака. Специально у докторов ради таких случаев раздобыла. Показываю пациенту эту табличку: «Вот смотрите, это классификация раков. Смотрите, сколько их бывает. Давайте ваш найдем. А вот эта опухоль была у Жанны Фриске». Как правило, человек очень удивляется. Потом сникает: «Жанна богатая была, и даже ей ничего не помогло. Значит, и мне традиционная медицина не поможет».

В категории знаменитых пациентов есть еще Стив Джобс, основатель Apple. Вот, говорю, он тоже богатый, но лечился с помощью народной медицины, альтернативными методами. Это его погубило. «Значит, мне вообще ничего не поможет?» — расстраивается пациент.

«А у вас-то все хорошо как раз, — говорю я. — Сами посмотрите свои медицинские выписки». Пациент: «Ой, и правда». Человек настолько фокусируется на мистических вещах, что даже не заглядывает в свое медицинское заключение, где сказано, что он в ремиссии.

Это очень страшная вещь. Люди очень редко делятся позитивными примерами излечения. Если это и происходит, то в закрытых пациентских группах. Официальные СМИ, популярные порталы в интернете очень мало об этом пишут. Говорят в основном о плохом, потому что плохое собирает больше электората, больше посещений сайта.

Пациентам с таким когнитивным диссонансом я обычно объясняю, как работает провокационная журналистика, и даю контакты пациентских сообществ, чтобы они сходили туда и послушали, что бывает и по-другому, бывает и хорошо.

Еще одна сторона негатива в прессе — это врачи и медсестры. Я уже продолжительное время работаю с ними по налаживанию пациентоориентированного подхода. Читаю лекции, провожу занятия. Меня расстраивает то, что происходит. У нас хирургический стационар, кризисная терапия, послеоперационные палаты, в основном за пациентом ухаживают медсестры. Они становятся для человека важной социальной опорой на время восстановления, помогают до операции и после. На одной из наших лекций мы обсуждали, что делать, если пациент находится в истерике, ругается. Я посоветовала подойти и начать с ним говорить. Но сестры сказали: «Мы к таким принципиально не подходим, мы с такими принципиально не общаемся. А вдруг у этого пациента диктофон спрятан, а вдруг он меня не так поймет, и это все будет использовано однажды против меня».



Получается, человек находится в эмоциональном раздрае, ему нужна социальная опора, а социальная опора говорит: спасибо, я прочитал, как вы нас потом шельмуете, и решил вам не помогать. Пропасть между врачами и пациентами растет. Бывает, что ко мне приходит пациент и говорит: мы уже все про ваших докторов прочитали, у них не заплатишь — ничего работать не будет.

Тогда я рассказываю им, кто идет в медицину. Говорю, что человек в белом халате достаточно тщеславен. Он любит, когда у него все получается. В помогающие профессии идут, чтобы быть причастными к богу. Это истероидный посыл, но хороший. Когда человек шел в медицину, ему не обещали огромных зарплат, но он все равно шел. Пациент немного приходит в себя.

Виктор Делеви, кандидат психологических наук, доцент РНИМУ им. Пирогова:

— У врачей катастрофически слабая психологическая подготовка. Из-за этого они проигрывают как профессионалы. Очень важно, чтобы врач понимал, что за пациент перед ним сидит, в каком он состоянии, почему ведет себя так, чего можно от него ждать в будущем. От психологического состояния пациента зависит и тактика лечения, это тоже важно. Я уже присутствую на третьем съезде онкопсихологов, мы об этом говорим постоянно. Но вынужден с грустью констатировать: ситуация ухудшается.

«В лечении мочой козла вы что-то можете понять»

Ольга Гольдман, руководитель службы помощи онкопациентам «Ясное утро»:

— Тему востребованности альтернативного лечения мы придумали исходя из своих собственных потребностей: на горячую линию службы поддержки онкопациентов поступает много звонков на эту тему. Говорить об этом нужно, это первый шаг. Пациента нужно мотивировать на дискуссию с врачом о тех альтернативных методах лечения, которыми он пользуется, чтобы победить болезнь. Диалог важен. Если его нет, то пациент уедет в деревню к знахарю, и вы его никогда не увидите.

В чем разница, например, между инсультом и раком? Инсульт уже случился, вас уже полечили, и прогнозы дальнейшие более-менее известны. А в раке вы никогда не знаете, чем все закончится. Неизвестность порождает запрос. Вы хотите контролировать свое лечение, но в медицине вы ничего не понимаете. Однако в лечении мочой козла вы что-то можете понять. То есть запрос на чудеса — это про контроль над ситуацией.

И маленькая реплика по поводу психосоматической природы возникновения рака. Это моя любимая тема. Очень часто психологи спрашивают у пациента: «У вас был стресс? Вы его не пережили. Ваша мама рано умерла? У вас травма. Поэтому вы заболели раком». Понятно, что человек хочет найти рациональное объяснение тому, почему он заболел. Он его ищет везде, где только можно. Роль специалистов и профессионалов заключается в том, чтобы помогать ему в этом, а не вводить в заблуждение.



Анна Кан, медицинский психолог НМИЦ онкологии им Н.Н. Блохина:

— Иногда доктора и психологи говорят: стресс вообще не влияет на ваше состояние, он не может его ухудшать или улучшать. Когда меня спрашивают пациенты, влияет ли стресс на физическое состояние, то я рисую нервную систему, как там все устроено. Наше настроение — это продукт психической деятельности. Если человек постоянно находится в депрессивном состоянии — нервная система в дисбалансе, состав нейромедиаторов в голове меняется, и это физиологический процесс. А нервная система ведь контролирует работу всех органов человека. То есть нельзя говорить о том, что стресс вообще никак не влияет на состояние и что он не может быть триггером болезни. Если расстройства нервной системы серьезные и долгие, невозможно это исключать. Я пациенту рассказываю, что его психологическое состояние очень важно для восстановления, для стабилизации.

Алина Хайн, заведующая отделением клинической психологии Центра Димы Рогачева, кандидат психологических наук:

— Мне не нравится слово «триггер» (имеется в виду то, что стресс может стать спусковым крючком развития рака — прим. «Ленты.ру»). Потому что триггер — это не про то, что психологический фактор в ряду других факторов может оказывать какое-то влияние на возникновение этой болезни. Триггер как спусковой механизм — гораздо более значимая штука. Когда мы разговариваем на таком языке с пациентами, мы как будто бы даем им понять, что у них в руках есть какой-то способ, механизм, переключатель. И как будто бы даем ощущение, что возвращаем им контроль. Но вместе с тем мы возвращаем им огромное чувство вины. То есть человек понимает, что, значит, он где-то переключил этот рычажок не в ту сторону.

В своей работе мы должны учитывать экзистенциальный пласт. То есть мы не можем работать с пациентами в жизнеугрожающих ситуациях, не беря то, что нам предлагает экзистенциальный подход. Но, с другой стороны, если мы напрямую начинаем этим пользоваться, то мы сами превращаемся в таких же магов. Только мы уже — психологи-целители. И мы начинаем говорить нашим пациентам «вы недостаточно зрелая» или «вы не простили свою маму»... Я работаю в детской клинике. Там такие вещи — еще ужаснее, потому что нашим родителям говорят, что они «недостаточно какие-то», поэтому и заболели их дети.

Названа причина болезни Паркинсона

https://lenta.ru/news/2019/11/23/parkinsons/



Названа причина болезни Паркинсона

Ученые Университета Хельсинки (Финляндия) выяснили, что применение антибиотиков увеличивает риск развития болезни Паркинсона. Об этом сообщается в пресс-релизе на Medical Xpress.

По словам руководителя научной группы Филипа Шеперьянса, наиболее опасны могут быть антибиотики широкого спектра действия и те, которые применяются против анаэробных бактерий и грибков.

Специалист отметил, что у большинства пациентов, страдающих от этого неврологического заболевания, патология может проявляться в кишечнике и предшествовать возникновению таких симптомов, как медлительность, тремор и мышечная ригидность.

В январе ученые из США и Нидерландов сообщили, что в скором будущем мир будет охвачен пандемией болезни Паркинсона из-за демографической ситуации и других факторов. Расстройства нервной системы являются одной из основных причин инвалидности в современном мире, а наибольшее распространение за последние десятилетия получила болезнь Паркинсона.

С 1990 года по 2015 число пациентов с этой болезнью превысило шесть миллионов. По расчетам ученых, к 2040 году из-за увеличения среднего возраста населения количество больных превысит 12 миллионов.

Олимпийский чемпион призвал Медведеву и Загитову уйти из спорта

https://lenta.ru/news/2019/11/23/kostomarov/



Олимпийский чемпион призвал Медведеву и Загитову уйти из спорта

Олимпийский чемпион 2006 года по фигурному катанию Роман Костомаровпосчитал, что российским фигуристкам Алине Загитовой и Евгении Медведевойстоит завершить карьеру. Его слова приводит RT.

«Надо вовремя заканчивать. Конечно, они могут продолжать кататься ради своего удовольствия, но при этом не стоит надеяться на высокие результаты», — заявил Костомаров.

По мнению олимпийского чемпиона, Загитова не сможет исполнять те прыжки, которые есть в активе у других фигуристок. «У нее есть тройной аксель? Нет. Есть четверные прыжки? Нет. Поэтому при чистых прокатах остальных фигуристок она не сможет ни с кем соревноваться», — отметил он.

По итогам короткой программы на этапе серии Гран-при в Японии Загитова заняла четвертое место, набрав 66,84 балла — этот результат стал худшим в ее карьере. Победу одержала другая россиянка Алена Косторная, установившая мировой рекорд (85,04 балла).

Фигуристки представят произвольную программу позднее 23 ноября. Соревнования начнутся в 11:15 по московскому времени.

Как Казимир Малевич уничтожал главные культурные святыни России

https://lenta.ru/articles/2019/11/24/malevich/



«Ночная бомбардировка Кремля была актом вандализма»

Как Казимир Малевич уничтожал главные культурные святыни России

«Вступление Красной гвардии в Кремль. Москва, 2 ноября 1917 года»
«Вступление Красной гвардии в Кремль. Москва, 2 ноября 1917 года»
Изображение: репродукция картины Василия Васильевича Мешкова / РИА Новости

Авангард носил радикальный характер, в том смысле что отвергал существующий порядок, загнавший искусство в прокрустово ложе академических канонов. В своем отрицании художники иногда заходили далеко. Их полемика переходила из поля искусства на территорию политической или даже вооруженной борьбы. Об этом рассказывает книга Шенга Схейена «Авангардисты: Русская революция в искусстве. 1917–1935». В скором времени она выйдет в издательстве «КоЛибри». С разрешения издательства «Лента.ру» публикует фрагмент, посвященныйКазимиру Малевичу и его должности комиссара Кремля.

После того как революционный конфликт в Петрограде в октябре 1917 года был разрешен, вооруженное насилие перенеслось в Москву, где большевики и сторонники Временного правительства вели ожесточенную борьбу. Кремль, как последний оплот действующей власти, сильно пострадал в ходе этого противостояния, вскоре после которого большевики назначили Малевича комиссаром Кремля. Однако его деятельность в Кремле началась гораздо раньше.

В 1916 году Малевич был отправлен на фронт, а с середины 1917 года служил в 56-м запасном пехотном полку, охранявшем Кремль. С того момента он практически постоянно находился в Кремле. Большинство солдат и офицеров его полка были на стороне большевиков, в результате чего Малевич приобщился к деятельности Московского Совета солдатских депутатов, став членом его художественной секции, где занимался культурно-просветительской работой (организовывал лекции, спектакли, экскурсии в музеи) среди солдат с целью укрепления их революционной эмансипации. То была нелегкая задача, поскольку в основной своей массе солдаты были неграмотны и, скорее всего, никогда прежде не видели ни одной картины или другого нерелигиозного произведения искусства. В августе Малевич был избран председателем Художественной секции культурно-просветительского отдела МССД, располагавшейся в Кремле, в Кавалерийском корпусе, где в качестве подтверждения его растущего авторитета стал обладателем аппарата, достойного крупного новатора, — телефона с номером.

На первых порах он занимался изданием и распространением листовок с призывом ко всем московским художникам, артистам и писателям присоединиться к революционной борьбе и сообща бороться за новое искусство. Одновременно он принялся за разработку планов по радикальному реформированию художественного образования в России.

27 октября Ленин совершил переворот в Петрограде, который привел к Октябрьской революции. В ответ верные Временному правительству войска, так называемые юнкера, днем позже штурмовали Кремль, и Малевичу вместе со всей художественной секцией пришлось в спешном порядке спасаться бегством. В последующие дни большевики попытались отвоевать древнюю святыню. Юнкера не могли представить себе, что большевики станут обстреливать Кремль. В этом они были не одиноки — подавляющее большинство революционеров считали обстрел Кремля недопустимым святотатством. В последний раз Кремлю был нанесен ущерб в 1812 году, во время наполеоновской оккупации. Но тогда это было делом рук неверующих, языческих иностранцев! Русские же, настоящие русские, ни за что не осмелились бы бросать бомбы в историческое и религиозное сердце своей нации. Особенно теперь, когда там хранились ценнейшие музейные коллекции.
Разборка памятника Александру II в Кремле. Москва, 1918 год
Разборка памятника Александру II в Кремле. Москва, 1918 год
Фото: РИА Новости

Но они ошиблись. Московские руководители большевиков решили подвергнуть Кремль мощному артиллерийскому обстрелу, в результате которого утром 3 ноября Кремль снова оказался в их руках. Позднее они оправдывали применение тяжелой артиллерии невозможностью взять Кремль штурмом. Это утверждение можно поставить под сомнение. Юнкера были плохо вооружены и не могли снабжаться провизией. Один историк точно подметил, что при захвате телефонной станции в Москве большевики сознательно запретили применение артиллерии, «желая оградить этот утилитарный объект от серьезных повреждений».

Факт готовности большевиков бомбить Кремль вызвал всеобщее потрясение. В советской историографии обстрел Кремля обычно замалчивался или опровергался в качестве выдумки «реакционных сил с целью вызвать страх перед революцией». Постсоветская историография восполнила этот пробел, однако долгий период отрицания случившегося не позволил своевременно выплыть наружу одному важному аспекту бомбардировки, который редко где упоминается.

Уже за день до того как большевики снова заняли Кремль, во второй половине дня 2 ноября, между сторонниками Временного правительства и лидерами большевиков было заключено перемирие. В тот же вечер юнкера покинули Кремль, так что начиная с семи часов в Кремле никого не было. Однако в последующую ночь опустевший Кремль был вновь подвержен обстрелу. Различные сообщения в газетах и свидетельства очевидцев говорят о непрекращающейся канонаде, смолкнувшей лишь на рассвете.

Та ночная бомбардировка пустующего Кремля была актом чистейшего вандализма, который можно интерпретировать не иначе, как настоящее экстатическое иконоборчество. Иконоборчество, возникшее из стихийного желания уничтожить не только самого врага, но и священные объекты, символизирующие его власть. Это иконоборческое исступление продолжалось и во время захвата Кремля солдатами. Очевидцы рассказывали об их бесчинствах в царских покоях, а также, к примеру, в Московском дворцовом архиве, размещенном в Кремле: «все портреты царствовавших лиц [...] обезображены до неузнаваемости», мебель поломана, «часть стен облита чернилами и украшена надписями — есть и прямо заборного характера — посредством обмакнутого в чернила пальца». В то же время обширные коллекции Эрмитажа и Русского музея чудом остались невредимыми.

Иконоборчество свойственно революциям, однако то, что мишенью такого сознательного акта уничтожения стал Кремль, повергло в шок многих интеллектуалов, даже тех, кто поддерживал революцию. Увенчанный славой художник Михаил Нестеров, религиозный консерватор, говорил, что Кремль был умышленно изувечен. Художник-социалист Мстислав Добужинский, убежденный противник старого режима, но не большевик, написал две недели спустя: «Было бы лицемерием утешать себя тем, что разрушение могло быть еще большим, что погибло не все, и тем паче мещански оценивать убытки на деньги и облегченно вздыхать от итога. Дело не в размерах убытков и количестве разрушенного, а в моральном символе факта».

А «Аполлон», один из наиболее престижных культурных журналов, издаваемых в Петрограде, посвятил целую серию яростных статей разгрому Кремля, который однозначно связывался с футуристами: «Анархические стремления с привкусом разрушительных тенденций [...] футуризма проникли в массы [...], где грабеж отмечен хулиганским презрением к прошлому».
«Супремус №56», 1916
«Супремус №56», 1916
Изображение: Казимир Малевич

Впрочем, не все художники разделяли это мнение. В «Кафе поэтов», месте встреч радикальных поэтов и художников, самопровозглашенный «отец русского футуризма» Давид Бурлюк горланил о том, что «открыто приветствует обстрел большевиками святых церквей Кремля!» «Неужели вам жаль, что жгут весь этот старый хлам? Вы не хотите нового?». Пафосное бахвальство Бурлюка, разумеется, широко освещалось в прессе.

Владимир Маяковский, без сомнения, самый известный поэт-футурист, тоже одобрял бомбардировку. Вскоре после обстрела он написал «Оду революции», которую впервые продекламировал в декабре. В ней он лично обращался к храму Василия Блаженного, предупреждая о грядущем фейерверке, и упомянул шестидюймовые артиллерийские снаряды, которые обрушатся на Кремль.

А завтра
Блаженный
стропила соборовы
тщетно возносит, пощаду моля, —
твоих шестидюймовок тупорылые боровы
взрывают тысячелетия Кремля.

Обстрел Кремля стал оружием в пропагандистской войне между большевиками и небольшевиками. Заметную роль в этой войне играли и футуристы. Тысячи людей собирались у кремлевских стен поглазеть на нанесенный ущерб. Кучки слепых, вероятно, согнанные туда священнослужителями, сидели на тротуаре перед воротами Кремля и пели религиозные песни. В религиозной пропаганде основное внимание уделялось разрушению Успенского собора, самой важной и священной церкви Кремля. В религиозной прессе утверждалось, что в Кремле был совершен «пушечный погром». Меньшевистская газета «Новая жизнь» писала через день после бомбардировки: «В Кремле гремят орудия, свистят гранаты, течет кровь невинных людей. Если хотя бы один из великих исторических памятников попадет в руки вандалов, им не будет прощения ни от нас, ни от будущих поколений». Ложный слух о том, что шестнадцативековый храм Василия Блаженного, знаковый собор на Красной площади, с его характерными пестрыми куполами, был разрушен, посеял панику и поверг в шок только что назначенного Народным комиссаром просвещения Анатолия Луначарского. В отличие от Ленина, Луначарский был не закоренелым террористом, но писателем-интеллектуалом, любившим пощеголять знаниями. Он открыто выражал благоговение перед культурным наследием и считал высокое искусство необходимой составляющей духовного развития рабочих. Услышав о бомбардировке Кремля, он незамедлительно подал в отставку. В своем заявлении он написал: «Собор Василия Блаженного, Успенский собор разрушаются. Кремль, где собраны сейчас все важнейшие художественные сокровища Петрограда и Москвы, бомбардируется [...]. Вынести этого я не могу. Моя мера переполнена. Остановить этот ужас я бессилен. Работать под гнетом этих мыслей, сводящих с ума, нельзя. Вот почему я выхожу в отставку из Совета Народных Комиссаров». Когда два дня спустя сведения о разрушении храма Василия Блаженного оказались неверными, Луначарский, под сильным давлением Ленина, отозвал свое заявление. В определенном смысле он стал жертвой пропагандистской войны, поскольку урон, нанесенный Кремлю, был хоть и значительным, но не сокрушительным. Ситуация разъяснилась лишь спустя несколько недель: многие церкви были основательно повреждены, некоторые фрески и иконостасы уничтожены. Больше всего пострадали внешние стены и башни, в то время как музейные коллекции непостижимым образом уцелели.

Ворота Кремля в пробоинах от орудийного и ружейного обстрела, октябрь 1917 года
Ворота Кремля в пробоинах от орудийного и ружейного обстрела, октябрь 1917 года
Фото: Евгений Леонов / РИА Новости

Неизвестно, был ли причастен Малевич к ночной бомбардировке, но его полк точно участвовал в захвате Кремля. В любом случае насилие тех дней буквально слышится в текстах, написанных Малевичем в последующий год, а иногда он даже непосредственно на них ссылается. Чуть более года спустя он написал текст, в котором провел параллель между бомбардировкой пустого Кремля и «выступлением футуристов»:

«Гром октябрьских пушек помог встать новаторам и разжать старые клещи, и восстанавливать новый экран современного.
Перед нами стоит задача выровнять гроб уродливого отношения старого к новому, разбить до конца авторитетные лики, нарушить их опору ног, разогнать всех старьевщиков [...].
Мы предсказали в своих выступлениях свержение всего академическогохлама и плюнули на алтарь его святыни.
То же было сделано и другими авангардами революционных наших
товарищей в жизни».

Когда большевики снова обосновались в Кремле, Малевич спешно созвал заседание своей секции и возобновил ее работу в неповрежденных частях крепостного комплекса. Тем временем Ленин и Луначарский пытались из Петрограда взять московские войска под контроль и восстановить в них порядок. Бомбардировка грозила превратиться для большевиков в пиар-катастрофу. В своей пропаганде они стремились дать понять, что твердо намерены предотвратить дальнейшее разграбление Кремля. Но из далекого Петрограда было, очевидно, трудно сохранить ясность этого послания. Потому что примерно в то же время именно футурист, безжалостный иконоборец, Малевич был назначен комиссаром по охране ценностей Кремля. Трудно себе представить, что Луначарского известили об этом назначении.

Возможно, впрочем, что назначение Малевича было вынужденным, поскольку в тех хаотических обстоятельствах не нашлось другого революционера со знанием истории искусства и культуры. Однако это предположение не вяжется с громкой публикацией его назначения в «Известиях». Другие назначения, включая преемников Малевича на его посту, далеко не всегда публиковались в прессе. Учитывая острые дискуссии по поводу обстрела Кремля, обвинения в иконоборчестве и позицию, которую занимали в этой дискуссии футуристы, напрашивается лишь один вывод: назначение Малевича являло собой провокационную акцию, футуристический трюк. Так это расценили и многие деятели культурного истеблишмента, открыто заявлявшие о футуристическом перевороте в Кремле.

Как долго Малевич в действительности занимал этот пост, неясно. В одном источнике утверждается, что его функция уже через три дня стала излишней ввиду создания комиссии с более высоким мандатом. В другом документе через месяц после назначения Малевич все еще упоминается как комиссар Кремля. Кроме того, имеется достаточно свидетельств тому, что Малевич как минимум до конца февраля 1918 года оставался в Кремле, однако, по всей вероятности, уже не в должности комиссара.
«Супрематическая композиция (синий прямоугольник поверх красного луча)», 1916 год
«Супрематическая композиция (синий прямоугольник поверх красного луча)», 1916 год
Изображение: Казимир Малевич

Как бы то ни было, в 1917 году Малевич принимал активное и непосредственное участие в революционной борьбе на стороне большевиков, хотя не был членом партии и никогда не называл себя большевиком.

Между прочим, в назначении Малевича комиссаром Кремля крылся еще один провокационный подтекст. Малевич был поляком и крещеным католиком, относясь тем самым к институционально дискриминируемому религиозному меньшинству в Российской империи. Уже по одному только имени (Казимир) его можно было идентифицировать как поляка. При этом Малевич вовсе не старался скрывать свое польское происхождение: говорил с польским акцентом и так никогда не научился грамматически правильному русскому языку. По словам друзей, он был похож на прелата, а врагам больше напоминал деревенского католического священника. Назначение нерусского и неправославного управляющим святая святых православной России представляло собой отчаянно дерзкий поступок по отношению к консерваторам и религиозным деятелям.

Перевод: Е. Асоян

Российских фигуристов оказалось больше всех в финале Гран-при

Российских фигуристов оказалось больше всех в финале Гран-при

Виктория Синицина и Никита Кацалапов
Виктория Синицина и Никита Кацалапов

Сборная России по фигурному катанию получила наибольшее представительство в финале Гран-при. Об этом сообщает ТАСС.

На турнире в Италии в женском одиночном катании выступят четыре россиянки, в мужском одиночном — два представителя страны. Кроме того, за победу в соревнованиях спортивных пар поборются три российских дуэта, в танцах на льду — два.




Окончательный список участников финала Гран-при стал известен по итогам этапа в Японии. Он стал последним перед решающими соревнованиями, которые пройдут с 5 по 8 декабря в Турине.

9 ноября заслуженный тренер России Алексей Мишин предположил, что его подопечная Елизавета Туктамышева получила низкие баллы на этапе Гран-при в Китае из-за нежелания судей видеть слишком много россиянок в финале серии. «Наверное, общая атмосфера такая, чтобы не допустить подавляющего числа русских женщин в финале Гран-при», — сказал Мишин. Туктамышева в итоге в Турине не выступит.

Косторная побила мировой рекорд, Загитова стала третьей. Чем запомнился Гран-при в Японии

https://lenta.ru/articles/2019/11/23/gp6/



«Она заплакала, и это было лишним»

Косторная побила мировой рекорд, Загитова стала третьей. Чем запомнился Гран-при в ЯпонииАлина Загитова

Алина Загитова
Фото: Василий Федосенко / Reuters

Российская фигуристка Алена Косторная выиграла последний этап Гран-при, который завершился в Японии 23 ноября. Второе место заняла хозяйка соревнований Рика Кихира, а олимпийская чемпионка Алина Загитова осталась с бронзой. Это значит, что в финале мировой серии точно выступят четыре россиянки, и все они из группы Этери Тутберидзе. Чем запомнится старт в Саппоро — в материале «Ленты.ру».

«Очень хорошая программа. Жаль — испортила»

В короткой программе 22 ноября все российские фигуристки — Алена Косторная, Алина Загитова и Софья Самодурова — оказались во второй разминке. Компанию им составили Лим Ын Су из Южной Кореи и японки Мако Ямашита и Рика Кихира. Последняя представляла особенную опасность: в сети накануне соревнований появилось видео, где она кроме тройного акселя чисто исполняет четверной сальхов. К счастью или сожалению, в короткой квады запрещены. Для выхода в финал Гран-при Косторную и Загитову устраивало любое место на пьедестале, Самодурова после неудачи на этапе в Китае шансы потеряла.

Из фигуристок сборной России первой каталась Косторная. Она уверенно исполнила все элементы, в том числе тройной аксель. И хотя каскад тройной флип — тройной тулуп нельзя назвать сверхсложным, судьи дали Алене солидную надбавку, так как связка стоит во второй половине программы. Плюс высокие компоненты, а вместе — 85,04 балла, мировой рекорд. Предыдущее достижение, которое принадлежало Кихире, россиянка превзошла более чем на балл. «Я сразу говорил, что Косторная мне больше всех нравится из нынешних фигуристок Этери Тутберидзе. Если она выучит еще и четверной прыжок, а лучше два, то станет непобедимой. У нее практически нет слабых мест», — прокомментировал выступление россиянки Александр Жулин.

Сразу после Косторной на лед выходила Загитова. Вообще, Алина планировала сделать каскад из тройных лутца и риттбергера в начале программы, но прицепить второй прыжок не смогла. И если обычно к этому приводит ошибка на первом элементе каскада, то сейчас это случилось без видимой причины. Загитова просто задержалась на выезде и не поднялась для следующего прыжка. Оставшись без коронной связки, спортсменка решила добавить риттбергер в три оборота к флипу в конце, чтобы получить еще и надбавку. Но вместо тройного получился одинарный. Двойной аксель при этом был очень хорош — его оценили на большие плюсы.



Настроение пропало у олимпийской чемпионки уже после первого срыва. Впрочем, еще на разминке фигуристка была сама не своя. «Не сказала бы, что все от волнения. Адреналина не было. У меня были ошибочные прокаты, и были такие прокаты в олимпийский сезон, когда я короткую просто проваливала. В принципе, у меня есть опыт», — объяснила Загитова после выступления, добавив, что рекорд Косторной на нее никак не повлиял.

Заслуженный тренер Татьяна Тарасова тем не менее предположила, что баллы соперницы не могли не расстроить Загитову: «Конечно, после таких оценок Косторной кататься, наверное, тяжело», — сказала она. Специалист подчеркнула, что проблема олимпийской чемпионки — во взрослении: «Очень хорошая программа. Очень жаль — испортила. Начала оформляться. Это все равно будет: изменения в фигуре, центре тяжести и так далее. Не надо расстраиваться — надо немножко подождать», — призвала Тарасова в эфире Первого канала. С ней не согласился хореограф Илья Авербух: «Повлиял ли на Загитову мировой рекорд Косторной? Не думаю. Думаю, это нервы после сорванного первого каскада. Алина — большая молодец, хотела вытащить программу, усложнила следующий прыжок, но не получилось. Она боролась, сражалась — это вызывает уважение». А тренер Инна Гончаренко заметила: «После проката Алина заплакала, и это было лишним. Она боец и должна настроиться не то что на прыжковый набор, а на показ своей программы. У нее все получится».

Между тем 66,84 балла — это худший для Загитовой результат в карьере по новой системе оценивания. Олимпийский чемпион Роман Костомаров на этот счет высказался довольно резко: «Надо вовремя заканчивать. Конечно, они [Загитова и другая россиянка Евгения Медведева] могут продолжать кататься ради своего удовольствия, но при этом не стоит надеяться на высокие результаты», — заявил он.

Самодурова, несмотря на довольно нервную разминку, ошибок в прокате не допустила. Но даже чистое выступление не позволило ей подобраться к тройке лидеров: базовая сложность программы у фигуристки невысокая. Каскад (из флипа и тулупа в три оборота) стоит в начале программы, лутца нет вообще — вместо него более простой риттбергер. Но ведь для ученицы Алексея Мишина за радость просто не упасть: в текущем сезоне она с трудом собирает элементы, борясь с пубертатом.

Кихира же на льду не была безупречна: хотя тоже обошлась без падений, от Косторной отстала сильно. Чисто визуально хуже и ее тройной аксель — ниже и исполнен на меньшей скорости. Кроме того, россиянка гораздо увереннее выезжает с этого элемента. Каскады у спортсменок идентичны, а вот третий прыжок у японки проще. Это риттбергер, который Рика еще и приземлила не слишком удачно. За счет этого ученица Тутберидзе обеспечила себе комфортное преимущество перед произвольной. Это особенно важно, ведь она не прыгает квады. Косторная и Кихира в итоге заняли два первых места, а Загитова проиграла еще и американке Карен Чен, став четвертой. Вслед за олимпийской чемпионкой — Ямашитой и Ын Су Самодурова стала только седьмой.

«Она в тяжелой ситуации может вот так собраться!»

Во второй день Самодурова попала в первую разминку. Загитова и Кихира катались перед Косторной, а закрывала соревнования Чен. Самым сложным техническим контентом на бумаге обладала японка: четверной сальхов и два тройных акселя. Последние продемонстрировать собиралась и Косторная, а олимпийская чемпионка в качестве козыря заявила ставший злополучным тройной лутц — тройной риттбергер.



Ученица Алексея Мишина, как и в короткой программе, не сорвала ни одного элемента. При этом судьи были к ней очень строги, не поставив надбавок там, где это можно было сделать. И если дорожки шагов Самодурова действительно исполняет довольно посредственно, то вращения заслуживают куда больших баллов. То же самое — прыжки, которые хоть и невысоки, но докручены. Авербух в эфире Первого канала признал, что фигуристка недополучила баллов по итогам обеих программ. Сама россиянка после проката заявила: «Вообще не понимаю оценок судей. Алексей Николаевич тоже не согласен». Софью поддержал Алексей Ягудин: «То, что произошло с судейством в Китае и затем в Японии, — это просто издевательство. Считаю, что она такого не заслужила».

Загитова на разминке выглядела крайне собранной. Получилось не все, но это, похоже, не особо расстроило спортсменку. Во всяком случае, на сам прокат она выходила уверенно. И эта уверенность сохранялась на протяжении всей программы: лутц — риттбергер шел первым и получил едва ли не максимальную надбавку, аксель с тулупом, одиночный лутц, флип — ни в одном из прыжков судьи не отметили ошибок. Можно было, правда, усилить последний каскад из тройного флипа и двойных тулупа и риттбергера, зайдя на три оборота в одном из прыжков. Но и этого контента олимпийской чемпионке хватило, чтобы показать свой лучший результат в сезоне — 151,15 балла.

«Вчера не получилось — ну мало ли по какой причине. Нет ни одного сидящего человека в зале. Какая молодец! Она для себя сделала очень много. Потому что она знает: она в тяжелой ситуации может вот так собраться и вот так откатать!» — отреагировала Тарасова. А сама Алина признала, что справиться с неудачей накануне помогли тренеры: «И потом, я говорила, у меня уже есть опыт неудач, я сделала соответствующие выводы после выступления. Всегда хочется, чтобы зрители видели легкость катания, а не мучения спортсмена на льду», — заключила она.

После россиянки на льду появилась Кихира. Зал замер в ожидании четверного сальхова, но спортсменка прыгнула только тройной. Важно, что сделала она это с огромным запасом, как будто говоря: «Скоро здесь будет квад». Скорее всего, японка решила сыграть на психологии соперниц, заявив этот прыжок. На деле же она не стала рисковать, чтобы гарантировать себе участие в финале серии: в случае падения все не было бы так однозначно. А вот на национальном чемпионате Кихира наверняка зайдет на четверной. Оба тройных акселя фигуристка исполнила уверенно, как и все остальные элементы. Кроме, пожалуй, каскада из тройных флипа и тулупа, где был очевидный недокрут. Что еще бросилось в глаза: удачная хореография и эмоциональность фигуристки. Высокие компоненты Рике поставили вполне заслуженно.



Косторная на разминке упала с тройного акселя. Не слишком успешно она справилась с ним и в программе: второй такой элемент получил пониженную стоимость. Было заметно волнение россиянки: она каталась зажато едва ли не до последней дорожки шагов, где ее наконец отпустило. Тогда она уже понимала, что выиграла этот этап. Потому что, несмотря на нервозность, не дала судьям повода всматриваться в элементы и искать недокруты. Выделилась Алена и тем, что сложный относительно большинства других прыжков лутц поставила в финал программы, а до этого чисто выехала с непопулярного среди фигуристок каскада тройной флип — тройной сальхов через ойлер.

По сумме двух программ ученица Тутберидзе набрала ровно 240 баллов. Косторная стала второй фигуристкой в истории, получившей эту сумму. Первая — Александра Трусова. После победы россиянка сказала: «Я очень рада, что у меня получилось побить мировой рекорд. Когда выучила тройной аксель, я думала, что у меня это, наверное, получится. Хотелось бы побить мировой рекорд во всех видах — и в короткой, и в произвольной, и по сумме». Она добавила, что пока это — лишь мечты. Американка Чен, которая каталась последней, допустила ряд ошибок и в итоговом протоколе пропустила вперед Загитову. Для олимпийской чемпионки отвоевать бронзу было очень важно: в первой половине сезона она не была так уж стабильна. А Самодурова заняла шестое место.

Итак, впереди — финал Гран-при в Турине. Он пройдет с 5 по 8 декабря. От России там выступят четыре фигуристки: Александра Трусова, Анна Щербакова, Косторная и Загитова. За золото с ученицами Тутберидзе, которые не проиграли в этом сезоне ни одного старта, поборются Кихира и американка Брэди Теннел.