?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: криминал

Дуров призвал пользователей удалять WhatsApp
pvych_dvych
https://lenta.ru/news/2019/11/20/durov/



Дуров призвал пользователей удалять WhatsApp

Павел Дуров

Создатель мессенджера Telegram Павел Дуров призвал пользователей WhatsApp удалить приложение из-за возможных хакерских атак. Об этом он написал в своем Telegram-канале.

По словам Дурова, WhatsApp не только не защищает сообщения своих пользователей, но еще используется в качестве троянского коня для отслеживания фотографий и сообщений, которые не имеют отношения к мессенджеру. Он отметил, что уязвимости приложения делают открытыми личные данные пользователей для хакеров и государственных учреждений. «Все, что нужно было сделать хакеру, это отправить вам видео, и все ваши данные оказались во власти злоумышленника», — пояснил Дуров.

Причина этого, по его мнению, в участии Facebook, которому принадлежит мессенджер, в программе Агентства национальной безопасности США по сбору данных о населении (PRISM). «Если вы не хотите, чтобы все ваши фотографии и сообщения в один прекрасный день стали общедоступными, вы должны удалить WhatsApp со своего телефона», — подчеркнул Дуров.

В мае создатель Telegram заявил, что мессенджер WhatsApp никогда не был и не будет безопасным для пользователей. Тогда он обвинил администрацию WhatsApp в умышленном сокрытии своей работы, чтобы эксперты не могли уличить ее в пренебрежительном отношении к юзерам


ДругаяЖизнь OtherLife
pvych_dvych
https://www.kinopoisk.ru/film/914831/

iphone360_914831.jpg




ДругаяЖизнь

OtherLife

  • 104





    Рэн Амари — главный изобретатель нового революционного препарата. ДругаяЖизнь расширяет восприятие времени и создаёт виртуальную реальность в голове человека. С ДругойЖизнью доли секунд в реальном времени ощущаются, как часы или дни. Пока Рэн и её коллеги пытаются запустить препарат в производство, правительство решает использовать его как радикальное решение для переполненных тюрем. С помощью препарата можно создать виртуальные камеры, где преступники могут отбывать долгий срок всего за минуты в реальном времени. Рэн идёт против правительства и оказывается в тюремной клетке собственного разума.


    Рейтинг фильма


    В последние дни активно обсуждаются события в ФИАНе
    pvych_dvych
    "Троицкий Вариант - Наука"
    Борис Штерн:


    Мутнеющее окошко в Европу

    05.11.2019 / № 291 / с. 1 / Борис Штерн / Резонанс / 8560 просм., 164 — сегодня / 7 комментариев



    Спецназовцы в Москве. Фото Vitaly V. Kuzmin, «Википедия»
    Спецназовцы в Москве. Фото Vitaly V. Kuzmin, «Википедия»

    30 октября в ФИАНе состоялись маски-шоу с участием более 30 человек по меньшей мере из трех ведомств: МВД, СК и ФСБ. Всё как положено: бронежилеты, автоматы, разве что лицом в пол не укладывали. Утром директора ФИАН Николая Колачевского задержали у подъезда его дома. Потом многочасовая беседа в его кабинете, потом обыск на квартире с рытьем в памперсах (у Колачевского маленький ребенок), потом поездка в СК, потом освобождение под подписку о невыезде.

    Объявленная причина: «подозрение в контрабанде оптических элементов».

    «Контрабанду» якобы пыталось осуществить общество с ограниченной ответственностью «Триоптикс». Директор фирмы — Ольга Канорская, ее отец работает в ФИАНе, он учредитель другой фирмы, продвигающей фиановские прикладные разработки в жизнь. «Триоптикс» арендует помещение на Троицкой площадке ФИАНа. Вообще, это одна из немногих форм внедрения высоких технологий у нас в стране: сами ученые создают фирмы при институтах, выпускают продукцию, «подкармливают» институты и дают подработать научным сотрудникам.

    «Оптическое устройство» — это окошко для оборудования метеорологических станций диаметром 35 см, сделанное из самого ходового оптического стекла К8, купленного в Китае. Более точное определение: «неоправленная оптическая заготовка — стеклянное окно; назначение и область применения — комплектование мобильной метеорологической сенсорной станции по измерению направления и скорости ветра, не двойного, не военного назначения». Фирма «Триоптикс» обрабатывает это стекло под заказ: наносит антиотражающее покрытие. Заказчик — германская фирма. Обработка производится фирмой на собственной установке в помещении, арендуемом у ФИАНа. В фирме два сотрудника. Наиболее квалифицированную работу делает сотрудник ФИАНа. По словам Колачевского, стоимость каждого окошка — от 50 до 100 тыс. руб.

    В прошлом году в Германию были поставлены четыре таких окошка — со всеми документами и разрешениями. В декабре 2018 года к отправке были подготовлены еще два точно таких же. Поскольку у фирмы был печальный опыт слишком долгого прохождения таможенного контроля, решили подстраховаться и получить разрешение Федеральной службы по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК), которое для данной марки стекла, вообще говоря, не требовалось. Разрешение было получено. Все документы были поданы на таможню. Дальше начались странные вещи. Была назначена экспертиза на предмет марки стекла: не является ли оно радиационно-стойким К108 (которое можно использовать в космосе и на экспорт которого есть ограничения). Результат экспертизы Лыткаринского завода, специализирующегося на оптическом стекле: стекло имеет марку К8, которое мутнеет в космосе и на которое нет никаких запретов. Но потом появилось экспертное заключение из Красногорского завода, где перечислены возможности использования стекол в военной технике: их можно вставить в электронно-оптический преобразователь, на военный спутник (хотя, напомним, стекло мутнеет от космического излучения), можно использовать для лазера военного назначения. Чистая правда: какой-то безумец при большом желании может закупить в России два стекла под видом окошек для метеостанции и вставить в качестве окошка в военный прибор. Такое же точно можно проделать почти с любым предметом, например с болтом или каким-нибудь резистором.

    ФСТЭК отозвала свое разрешение (это было после подачи документов). Окна застряли на таможне, было возбуждено административное дело, казалось, этим и кончится. Но в октябре этого года было возбуждено уголовное дело о попытке контрабанды организованной группой. По версии следствия, директор ФИАН – пособник. Силовики не просто устроили маски-шоу, парализовавшие на день работу ФИАН, но и уделили в тот же день «должное внимание» Ольге Канорской: с утра к ней домой явились сотрудники СК и ФСБ с двумя понятыми. Цитата из поста Ольги в «Фейсбуке»: «Далее в районе 15:00 меня привезли в СК на допрос. Вышла я с него в начале 11. Мне опять-таки не дали связаться с адвокатом, и я была наедине со следователем и представителем ФСБ, которого не записали в протокол допроса, мол, он вопросов не задавал, хотя, как мне позже объяснил юрист, это незаконно. Почти 7 часов из меня тянули чистосердечное, что я создавала оружие».

    И все-таки, судя по режиссуре наезда, главная мишень — директор ФИАНа, хотя его достаточно трудно привязать к «контрабанде». Уж насколько глупо было искать у него в кабинете и тем более дома «оптические элементы»! Просто нужен был факт обыска, а не его результаты — это весьма популярный ныне элемент террора.

    Зачем им директор ФИАНа? Тут много версий: заказ конкурентов, перспектива отъема территории, рэкет, охота на ведьм, звездочки на погоны. У меня есть еще одна версия: упоение властью. Тут приятней жертва покрупнее: от наезда на директора мелкой фирмы нет того драйва, как от налета со взводом автоматчиков на директора знаменитого научного института. Возможно, сразу несколько мотивов действуют одновременно. Но важны не мотивы, а факт: распоясавшиеся силовики, эти новые опричники, наносят такой ущерб стране, какой не в состоянии нанести никакие санкции.

    Преследуют специалиста по аэродинамике Виктора Кудрявцева за статьи в открытой печати. Как это скажется на притоке специалистов в области, связанные с военной тематикой? Как это скажется на темпе отъезда молодых ученых за рубеж?

    Вводят издевательские правила общения с зарубежными коллегами (приказ подписан министром по настоятельной рекомендации «людей в погонах»). Как это скажется на российской науке (учитывая, что идея «обособленной российской науки» — нонсенс, потому что наука едина)? В сторону процветания — или деградации?

    Совершили налет на директора института. Как это скажется в будущем на качестве директорского корпуса, учитывая, что среди сильных ученых и без того не так много желающих идти на этот пост?

    Загнобили очередную хайтековскую фирму. Как это скажется на пресловутых инновациях и продвинутом бизнесе?

    А если выйти за пределы науки: обычный бизнес, общественные организации… Кто терроризирует страну? Ваххабиты? Солдаты НАТО? Америка? Или новые опричники? Я здесь не делаю какого-то открытия. Кому принадлежат слова: «Хватит кошмарить бизнес»? Вместо бизнеса можно подставить науку, общество, всю страну.

    Самое грустное, что почти все должностные лица становятся перед силовиками в позу кролика перед удавом. Но в народе уже слышится некий ропот. И недавнее маски-шоу в ФИАНе уже вызвало довольно сильную реакцию. Критически высказались даже вполне лояльные СМИ, такие как «Интерфакс». Высказался вице-президент РАН Алексей Хохлов [1], сам Колачевский дал несколько сильных интервью [2, 3, 4]. Что важно, высказался академический Клуб «1 июля» (см. стр. 3), причем сделавший заявление от имени клуба, а не от имени отдельных членов. Высказался ученый совет ФИАНа. Это далеко не конец. Есть реальный шанс, что на сей раз налетчики подавятся, получив хороший отпор.

    Очень интересно было бы выслушать мнение самих силовиков. Не только героев истории, но и прочих — везде есть разумные люди, не путающие интересы власти и интересы страны. Как они оценивают всё это «закошмаривание»? Но вряд ли мы сможем получить какие-то искренние комментарии, разве что на основе полной анонимности. Поэтому сейчас слово за нами.

    Борис Штерн


    1. Эти «спектакли» наносят колоссальный вред: вице-президент РАН о ситуации в ФИАН // Поиск, 31.10.2019.

    2. Директор ФИАНа рассказал, с чем были связаны обыски в институте // «Интерфакс», 31.10.2019.

    3. Комментарий директора ФИАН Колачевского Н. Н. по поводу обысков в Институте // Научная Россия, 31.10.2019.

    4. Директор ФИАНа об обысках: очередной виток охоты на ведьм за неделю до выборов в РАН // Бизнес-ФМ, 31.10.2019.




    Иван Экономов:
    https://trv-science.ru/2019/11/05/vrazumlenie/

    Вразумление

    05.11.2019 / № 291 / с. 16 / Иван Экономов / Авторская колонка / 5829 просм., 144 — сегодня / 8 комментариев

    Уважаемая редакция!

    Иван ЭкономовВ последние дни активно обсуждаются события в ФИАНе. В ту среду вечером ко мне прибежал коллега и спросил: ты знаешь, что в ФИАНе творится?! Я не знал, ибо был занят более важными делами, чем просматривание Интернета. «Обыски, с автоматчиками!» — возбужденно сказал коллега. Из его немного сбивчивого рассказа я понял, что следственные органы вскрыли в ФИАНе то ли хищения при проведении строительных работ, то ли контрабанду продукции двойного назначения. Он спрашивал: неужели всё столь серьезно, что потребовалось привлечение десятков автоматчиков? Может быть, ожидалось, что академики палочками будут отбиваться от следователей? Все-таки это ФИАН, а не логово дона Корлеоне… И интересовался, зачем проведены обыски дома у директора института: неужели подозревали, что у него дома, как у полковника Захарченко, миллиарды рублей штабелями уложены? Или думали, что в бачке унитаза спрятаны подготовленные к вывозу за рубеж специзделия?

    Я постарался успокоить своего коллегу: не надо нервничать, органы во всем разберутся. Посмотрев в дальнейшем Интернет, я выяснил, что дело все-таки идет о контрабанде. От этого мое мнение не изменилось: при расследовании уголовного дела во всем разберутся — была ли совершена попытка контрабанды, способствовало ли этому руководство института.

    Меня в этом деле гораздо больше волнует другой вопрос, вопрос о самомнении, если так можно выразиться, научного сообщества. Вскоре после произошедших обысков Клуб «1 июля» выразил «резкий протест против очередного нападения правоохранительных органов на ученого — директора крупнейшего Физического института им. П. Н. Лебедева (ФИАН), члена-корреспондента РАН Н. Н. Колачевского». Академики потребовали от силовых структур «с предельным уважением относиться к личности Н. Н. Колачевского, к репутации возглавляемого им института и к Российской академии наук в целом».

    Между строк так и читается: не суйте свои грязные жандармские лапы в святилище науки! Да, коллеги, да, нам весьма свойственно высокое самомнение, ощущение, что мы чем-то выше сотрудников правоохранительных органов, депутатов, губернаторов и министров, у которых порой также проходят обыски. У них, мол, можно, а к нам относитесь с предельным уважением! Не навязывайте нам чиновничьих методов управления наукой, не заставляйте отчитываться о встречах с иностранцами и т. д., и т. п.

    А, должен вам сказать, в христианстве, к примеру, гордыня — это серьезный грех, именно она заставила Сатану поднять восстание и быть низверженным в пучину ада. История падения дьявола, хоть она и является для здравомыслящих людей религиозным вымыслом, должна послужить всем нам, коллеги, серьезным уроком. Сказка ложь, как говорится, да в ней намек, добрым молодцам урок.

    Все мы, готовясь задрать нос и разразиться очередной серией претензий, должны вспоминать народную мудрость: от добра добра не ищут. Государство увеличивает финансирование науки; ученые, особенно мы, заносчивые москвичи, стали получать существенно более высокие зарплаты. Да, пока еще мы не дошли по материально-техническому обеспечению до уровня наиболее развитых стран, но нужно ведь понимать, в каких тяжелых условиях приходится существовать нашей стране! Она окружена врагами, вражеские спецслужбы непрестанно измышляют козни и заговоры с целью ослабить Россию; еще теплится жизнь в недобитом радикальном террористическом подполье; при поддержке Госдепа и ЦРУ поднимает голову пятая колонна. Необходимо поэтому основные ресурсы бюджета направлять на поддержку наших вооруженных сил, наших доблестных органов безопасности, которые противостоят всему этому бешеному и злобному вражьему натиску.

    Поэтому я скажу, наверное, не очень популярную в нашей среде вещь. Мы порой ведем себя как расшалившиеся дети, начавшие шкодить назло родителям. И разумный родитель в таком случае должен принять определенные, всем хорошо известные меры, чтобы наставить ребенка на путь истинный. Заняться вразумлением. Вот автоматчики в ФИАНе и являются таким вразумлением — на мой вкус, даже чересчур мягким. Чтобы дошло, нужно было действовать жестче. Всех сотрудников института на пол положить: «Быстро на пол, морды очкастые!» Тому, кто не особо торопился выполнять приказ, хорошо было бы дать пинка под зад или треснуть дубинкой по спине. Это очень, знаете ли, способствует избавлению от гордыни и пониманию своего истинного места в мире!

    Ваш Иван Экономов



    "Поиск" - Вице-Президент РАН Алексей Хохлов

    Эти “спектакли” наносят колоссальный вред: вице-президент РАН о ситуации в ФИАН

    31.10.19

    Коллеги Николая Колачевского, у которого накануне прошли обыски,  удивляются, зачем были необходимы такие жесткие меры по отношению к директору одного из самых крупных и уважаемых научных институтов в России.

    В частности, вице-президент РАН Алексей Хохлов рассказал “Поиску”, что под руководством Колачевского в последние годы ФИАН динамично развивался. То, что произошло, академик назвал “странным и непонятным”:

    “Я считаю, что эти события очень тревожные. Они показывают, что правоохранительные органы не всегда отдают себе отчет в последствиях своих действий. В этой ситуации научное сообщество должно проявить солидарность с прекрасным коллективом и директором института”,

    – отметил Алексей Хохлов.

    Также он добавил, что одной из трех главных целей национального проекта “Наука” и указа президента РФ №204 от 7-го мая 2018 года является “создание привлекательных условий для работы в РФ ведущих российских и зарубежных ученых и перспективных молодых исследователей”.

    “Видно, что наши правоохранительные органы по-своему понимают эту цель, когда устраивают такие вещи. Эти “спектакли” наносят колоссальный вред. Их режиссерам уместно адресовать знаменитую фразу К.С.Станиславского «Не верю!»,

    – подытожил вице-президент Российской академии наук.

    Андрей Горбачев



    Обращение Ученого Совета ФИАН:
    lebedev.ru/ru/main-news/news/1818-obrashchenie-uchenogo-soveta-fian.html
    https://trv-science.ru/2019/11/05/obrashhenie-uchenogo-soveta-fian/
    Главная - Институт - Новости - Обращение Ученого Совета ФИАН

    НОВОСТИ

    30.11.-1Обращение Ученого Совета ФИАН

    События последних дней вызывают у нас глубокую обеспокоенность. Утром 30
    октября люди с автоматами и в масках задержали Николая Колачевского, члена-
    корреспондента РАН и директора ФИАН. Директор был привезен в Институт и в течение
    6 часов был подвергнут допросу у себя в кабинете, потом его отвезли домой, где был
    произведен обыск, и под вечер он доставлен в Следственный комитет. В ходе обысков как
    в кабинете, так и дома все было перевернуто вверх дном в поисках предметов, ценностей
    и информации, “добытых преступным путем”. Институт в это время был заполнен
    людьми в масках и с автоматами. Проблемы возникли из-за деятельности фирмы
    «Триоптикс», которая на договорных отношениях арендует несколько комнат у ФИАН.
    Небольшая компания занимается производством оптических элементов: зеркал, подложек,
    пластинок и линз.

    Н. Н. Колачевский, крупный российский ученый, специалист в области в
    прецизионной лазерной спектроскопии, работы которого известны как в нашей стране, так
    и за рубежом. Под его руководством Институт в последние годы сделал значительный шаг
    вперед. Создан уникальный центр высокотемпературной сверхпроводимости им. В. Л.
    Гинзбурга, обновилась тематика научных исследований, в Институте появилось много
    молодых научных сотрудников. Институт занимает лидирующие позиции по научным
    публикациям. Заметно возросла заработная плата сотрудников. Напомним, что одна из
    трех главных целей национального проекта “Наука” и указа президента РФ №204 от 7-го
    мая 2018 года это - “создание привлекательных условий для работы в РФ ведущих
    российских и зарубежных ученых и перспективных молодых исследователей”. Поэтому
    мы считаем произошедшие события очень тревожными. Проведенная «акция
    устрашения», когда Институт был заполнен вооруженными людьми в масках, его
    директор в течении 6 часов заблокирован в своём кабинете, а работа администрации
    блокирована, показывает полнейшее неуважение к сотрудникам старейшего научного
    центра России со стороны правоохранительных органов. Подчеркнем, что никаких
    реальных причин для столь масштабных действий не было. Создается впечатление, что
    правоохранительные органы просто не отдают себе отчет о последствиях своих действий
    в результате которых Институту нанесен колоссальный репутационный ущерб, а сами
    правоохранительные органы дискредитированы в глазах научной общественности.
    Невозможно представить, что такое могло бы произойти в какой-либо цивилизованной
    стране, в которой правоохранительные органы занимаются настоящими, а не
    выдуманными проблемами.
    В этой связи выражаем свою солидарность и поддержку директору ФИАН члену-
    корреспонденту Российской академии наук Николаю Николаевичу Колачевскому и
    глубокую обеспокоенность последними событиями.


    Комментарий директора ФИАН Колачевского Н. Н. по поводу обысков в Институте
    https://scientificrussia.ru/articles/kommentarij-direktora-fian-kolachevskogo-n-n-po-povodu-obyskov-v-institute




    0 комментариев 8560

    Комментарий директора ФИАН Колачевского Н. Н. по поводу обысков в Институте

    Комментарий директора ФИАН Колачевского Н. Н. по поводу обысков в Институте

    Сегодня на официально арендованных территориях ФИАН, а затем в квартире член-корреспондента РАН, директора  Физического института им. П. Н. Лебедева Колачевского Николая Николаевича прошёл обыск. Директор ФИАН возмущен и не согласен с подозрениями.

    Н. Н. Колачевский дал комментарий по поводу обысков в Институте Научной России.






    "На выходе из подъезда меня задержала группа людей в масках с автоматами и отвезла в Институт на арендованные территории. В течение шести часов сотрудники полиции вели со мной беседу без предъявления документов. Мне объяснили причину задержания, как проблему с фирмами, которые арендуют помещения в институте. В течение этого времени шла нормальная работа, как и с другими проверяющими органами. Но после обыска в институте сотрудники полиции настояли на обыске в моей квартире. Этот момент перешел границу. Если идет речь о взаимодействии Института с арендаторами, то при чем здесь директор?

    Сотрудники предъявили ордер на обыск, где было написано, что меня подозревают в пособничестве контрабанде оптических элементов, что отмечено в протоколе обыска.

    Я как директор отреагировал спокойно. Если возникает проблема, ее надо решать с холодным рассудком. Мне сказали: «Дай бог в последний раз!" Но, по-видимому, это регулярное явление. Если возникает небольшое подозрение, то в частную жизнь директора приходит крупная силовая структура. В данном случае это Главное управление по экономической безопасности.

    Меня, прежде всего, беспокоит имидж ФИАН как научной организации. Это оптические технологии. Басов и Прохоров получили Нобелевскую премию за изобретение лазера в Институте. ФИАН – один из передовых организаций по созданию уникальных оптических структур, приборов и компонентов. В результате мы получаем отрицательный имидж. Меня как руководителя это возмущает. Не стоит «кошмарить» государственные учреждения. Хватает задач, связанных с реформой науки и бюджетированием. Процедура передачи в аренду оставляет желать лучшего. Любой арендодатель потенциально обеспечивает рабочие места людям. Выход технологий на малый и средний бизнес сворачивается. Люди закрывают свои компании. Если им это не нужно, как мы ждем тогда технологические прорывы?

    Через неделю выборы в РАН. Через три недели хорошее мероприятие – 85 лет ФИАН. Будет много интересных событий и гостей. Все это не вовремя. Я пока не знаю, как будут развиваться дальнейшие события. С сотрудниками полиции мы сейчас поедем в Институт, чтобы продолжить допросы".

    фиан



    В Москве задержали директора Физического института РАН
    pvych_dvych
    https://tvrain.ru/news/direktora_fizicheskogo_instituta_ran_zaderzhali_po_podozreniju_v_hischenii-496460/?utm_term=496460&utm_source=facebook&utm_medium=social&utm_campaign=instant&utm_content=tvrain-main&fbclid=IwAR099-Dbd-euRsRcQEJ7XTLmTlTIAyE_HnZnw8FsKk-Br_TeaCrdmmLt6zc

    30 октября, 19:09  4 540  0
    Директора Физического института имени Лебедева (ФИАН) РАН Николая Колачевского задержали по подозрению в хищении. Об этом сообщает «Интерфакс» со ссылкой на источник.
    Помощник директора Наталья Тарасенко сообщила, что сотрудники ФСБ провели обыски в институте, затем Колачевского повезли на обыск его квартиры.
    Дело связано с завышением цен по государственным контрактам, рассказал источник РБК, близкий к ФСБ. Колачевский рассказал «Газете.Ru», что ему сообщили о подозрении в пособничестве контрабанде оптических элементов. У него дома искали оптические элементы, якобы подготовленные к контрабанде. Он добавил, что не знает, о каких элементах идет речь.
    Николай Колачевский возглавляет ФИАН с 2015 года.

    Дело об убийстве Дмитрия Холодова: 25 лет спустя (3)
    pvych_dvych
    https://www.mk.ru/politics/2019/10/16/delo-ob-ubiystve-dmitriya-kholodova-25-let-spustya.html?fbclid=IwAR29ucB63etryL9tt1FlTQsZ1kKAJU1XWMEqznJyeCKlbKq2jbniQMRPnxM



    Капунцов Александр Евгеньевич.

    Александр Капунцов.

    Русский. Родился в 1968 году в Москве в семье инженеров. В школе был секретарем комсомольской организации, членом районного комсомольского оперотряда «Юный дзержинец». Числился копировщиком в НИИ радиооптики, учился на вечернем отделении Московского авиационного института.

    Проходил срочную службу в армии — в учебном мотострелковом полку в Самаре и в батальоне связи на Урале (специальность — «наводчик-оператор БМП»).

    После армии перевелся на дневное отделение МАИ, но был отчислен за академическую неуспеваемость.

    Сменил много мест работы — был и сторожем в ПТУ, и сотрудником военно-исторического объединения воинов-интернационалистов, и даже директором программы в Фонде экономических реформ России. Работал также в охранных агентствах «Застава» и «Эней».

    Познакомился с Павлом Поповских в 1992 году через его дочь Елену. С февраля 1993 года — заместитель директора ЧОП «Р.О.С.С.», соучредителями которого были жены Поповских и его заместителя Иванова.

    Особый отряд

    Когда Советский Союз начал расползаться по швам, Воздушно-десантные войска стали для властей предержащих «пожарной командой».

    Разведку и спецназ ВДВ вовсю использовали во внутренней политике — в событиях 1993 года, например.

    После октября девяносто третьего министр обороны Грачев решил заиметь в Москве подразделение, которое в случае чего выполнило бы любую его команду. Так и появился на свет 45-й полк, а его особый отряд спецназначения стал «секретным ядром». Формально полк должен был работать в «горячих точках» и вести разведку в тылу противника.

    А фактически особый отряд еще и следил за оппозицией, работал «крышей» у бизнесменов, участвовал в криминальных разборках (на командира отряда Морозова в деле были показания как на исполнителя заказных убийств коммерсантов, но следователи эту тему развивать не стали).

    Куратор отряда Поповских не только стриг денежки, но и занимался психологической спецпропагандой: влиял на прессу, чтобы не писали лишнего.

    Показания

    Оказавшись за решеткой, трое ушли в отказ, а Поповских, Капунцов и Барковский начали «колоться». Каждый, как водится в преступных группах, старался преуменьшить свою вину и переложить ее на других.

    Несколько выдержек из показаний.

    Павел Поповских: «В середине декабря 93-го года я доложил Грачеву информацию по итогам выборов в Госдуму военнослужащих, а он неожиданно разразился тирадой против «МК», сказал, что Холодов его достал или достает. Грачев мне дословно сказал: «Обломайте ноги и заткните глотку».

    В конце мая — начале июня меня пригласил к себе в кабинет Зуев (зам. командующего ВДВ по тылу. — Авт.). Сказал, что Грачев недоволен тем, что я не занимаюсь Холодовым, а тот Павла Сергеевича достал и надо разобраться. Я понял, что речь идет о физическом устранении Холодова…

    Я сказал Морозову, что Грачев требует, чтобы мы занялись Холодовым».

    За Димой начали вести постоянную слежку. В слежке признались и Барковский, и Капунцов. По их словам, именно Поповских велел положить «дипломат» для Холодова в камеру хранения.

    С Казанского вокзала до редакции Диму тоже «вели»: Барковский, Морозов и Капунцов у редакции дождались взрыва.

    Поповских: «О том, что в редакции «МК» произошел взрыв и погиб Дмитрий Холодов, я услышал по радио в своем кабинете. Это известие явилось для меня неожиданностью...

    У крыльца штаба стоял Морозов. Я спросил Морозова, кто взорвал Холодова. Морозов ответил, что он. Пытался мне объяснить, что все сделано чисто. По своему тогдашнему состоянию я не мог его дальше слушать и сказал ему, чтобы он уходил. Работать я не мог в силу переживаний, как и сейчас переживаю тот день. И никому не желаю таких переживаний…»

    По словам Поповских, он якобы хотел, чтобы Диму «просто побили», и вот — подчиненные его совсем не так поняли.

    Поповских: «Спустя неделю Зуев тайком привез меня в комнату отдыха министра обороны в здание Генерального штаба, где я доложил Грачеву, что задачи убивать Холодова не ставил и не знаю, кто это сделал. Я дал ему понять, что буду молчать, чтобы никто об этом не узнал».

    Поповских: «В то время в России была другая внутренняя и политическая обстановка, и я не считал необходимым еще более ее дестабилизировать, оглашая известные мне факты по делу Холодова. Министерство обороны — это тоже государственный орган. Я считал своим долгом защищать интересы МО.

    А сейчас — другое дело. Я не государственный человек, а пенсионер».

    Сегодня, когда перечитываешь эти показания, думаешь: а ведь не устарела риторика Поповских. Востребована.

    Негодяи

    Дело направили в Московский окружной военный суд 4 февраля 2000 года. Тем временем в Администрацию Президента пришло письмо.

    Экс-министр обороны Грачев, два бывших командующих ВДВ — Подколзин и Ачалов, один из крупных чинов МЧС, а также ряд Героев России и депутатов Госдумы попросили президента Путина освободить обвиняемых из-под стражи до суда. «Дело Холодова носит заказной и политический характер, — писали уважаемые люди. — По одному из лучших подразделений ВДВ нанесен спланированный удар».

    В первый день суда у дверей нас встретили плакатом: «Советским офицерам не нужны журналисты «МК» — ни живые, ни мертвые».

    Не молчали и профессиональные патриоты — друзья подсудимых из СМИ.

    Главред газеты «Завтра» Александр Проханов заявил: «Как только мы узнали об аресте десантников, сразу начали формировать общественное мнение».

    Формировала его не только газета «патриотов».

    Вот что по телевидению говорили на всю Россию: «В течение всего следствия так и не найден мотив, зачем было десантникам взрывать Холодова. Но был персонаж, в отношении которого пресса писала о мотивах. Который раньше всех знал, кто во всем виноват. Он еще до того обо всем знал. И кричать начал как резаный буквально сразу после взрыва. Это Павел Николаевич Гусев, главный редактор «Московского комсомольца»…»

    Когда Димин отец в последний раз выступал в суде, сидящий на последнем ряду журналист-телевизионщик громко сказал: «Ну и свинья этот Холодов, ну и скотина…»

    Конкурировать с ним смог только писатель Дмитрий Быков: после суда на телепрограмме, в присутствии родителей Димы, он заявил, что наша газета убийством Холодова подняла себе тиражи.

    Обвинение

    Процесс вел судья Владимир Сердюков. Суд, длившийся больше полутора лет, шел в актовом зале «Матросской Тишины». С жесточайшим пропускным режимом. Обвинительное заключение было под грифом «совершенно секретно».

    Вот его суть.

    Министр обороны Грачев в декабре 93-го года поставил начальнику разведотдела штаба ВДВ Поповских задачу воздействовать на журналистов, негативно пишущих об армии, и в первую очередь на Холодова.

    Полковник, не желая идти на конфликт с министром, а также из карьерных побуждений в августе 94-го года поручил Морозову организовать слежку за Холодовым, выявить контакты журналиста и воздействовать на него. К слежке были привлечены другие военнослужащие особого отряда.

    В тот же период Поповских стало известно, что Холодов, находясь в командировках в Чеченской Республике Ичкерия, получил информацию о готовящейся на ее территории военной акции по наведению конституционного порядка, а также поставках оружия и военной техники сторонникам Дудаева и антидудаевской оппозиции. Публикация этих сведений могла иметь нежелательный резонанс в обществе.

    Поповских принял решение убить Холодова.

    В начале октября в свой преступный план он посвятил Морозова, Капунцова и лейтенанта запаса Барковского. Для совершения задуманного преступления Поповских и Морозов привлекли еще и заместителей командира особого отряда — капитанов Мирзаянца, Сороку и других, не установленных следствием лиц.

    Поповских учитывал свои особо доверительные отношения с Капунцовым, специальные навыки Морозова и служащих его отряда: многие из них прошли специальную разведывательно-диверсионную подготовку в ГРУ, они умели вести наружное наблюдение, работать с тайниками, изготавливать мины-ловушки, оказывать психическое и физическое воздействие на противника…

    Поповских Барковскому поручил следить за Холодовым, все действия согласовывать с Морозовым и выполнять его указания.

    Морозову поставил задачу собрать самодельное взрывное устройство, а затем осуществить взрыв в редакции «МК». Для этого Морозов, Сорока и Мирзаянц по указанию Поповских похитили взрывчатые вещества и боеприпасы в 45-м полку.

    Морозов и Сорока изготовили самодельное взрывное устройство, закамуфлированное под портфель-«дипломат».

    17 октября 1994-го Морозов вместе с Мирзаянцем доставили «дипломат» на вокзал. Там Морозов передал его Барковскому. Он положил «дипломат» в камеру хранения Казанского вокзала.

    Поповских поставил задачу неустановленному члену преступной группы встретиться с Холодовым и передать ему жетон от камеры хранения. (Сначала обвинители утверждали, что этот человек — Мирзаянц, но потом применили другую формулировку.)

    Журналиста о новой встрече предупредили по телефону.

    Днем Холодов, взяв в камере хранения «дипломат», привез его на работу.

    Через несколько минут прогремел взрыв.

    Суд

    После совершенно секретной части процесс формально был объявлен открытым. Фактически же судья Сердюков постановил: прессу из зала удалить, чтобы не влияла на свидетелей. Ходатайство об этом подали адвокаты Павла Поповских — после того как «МК» и «Коммерсантъ» (низкий поклон его бывшему судебному обозревателю Екатерине Заподинской, которая поддерживала нас в ходе всего процесса) опубликовали репортажи о признательных показаниях полковника.

    В суде смог остаться единственный журналист — Екатерина Деева как потерпевшая, раненная при взрыве. Но и ей писать что-либо судья запретил. Больше того: всем участникам процесса запретили вести аудио- и видеозапись заседаний.

    Подсудимые на первом процессе.

    Подсудимые на процессе отказались от своих показаний: дескать, на них морально давили следователи. Суд выслушал около трехсот свидетелей — большинство показания подтвердили, но часть сослуживцев подсудимых либо все позабывали, либо стали придумывать им алиби.

    Были и смерти. В период следствия разбился на «неразбиваемом» джипе друг Поповских, бывший замначальника ГУОП Батурин, который мог бы немало рассказать о деле Холодова.

    Погиб в автокатастрофе служащий особого отряда, фигурировавший в показаниях о слежке за журналистом. Другой в страшной автокатастрофе чудом выжил.

    У одного эксперта-взрывотехника, видевшего место происшествия, в руках взорвалась бомба. Другой скончался при невыясненных обстоятельствах.

    Гособвинитель Ирина Алешина жила под охраной спецназа ФСБ: ей угрожали убийством. В ее кабинете в Генпрокуратуре нашли подслушивающее устройство. «Жучок» поставили на телефонный кабель и в доме потерпевшей Деевой.

    фото: Геннадий Черкасов
    Государственный обвинитель Ирина Алешина

    Тем временем судья по ходатайству подсудимых назначил новую экспертизу. Ее он поручил группе из Минобороны под руководством Виктора Колкутина — по делу, в котором обвинялись военные, стали работать военные эксперты.

    Неудивительно, что они «установили»: в «дипломате» было лишь 50 граммов тротила, и это значило, что Холодова «хотели попугать, а убивать не хотели». Эксперты перепутали даже схему расположения предметов в кабинете, где был взорван Дима.

    Они не учли одного: что отец Димы, Юрий Викторович, — кандидат технических наук. Он сделал железобетонное заявление обо всех дутых расчетах экспертов. Подтвердил его ссылками на научную литературу (десяток книг). И — справкой от криминалистов ГУВД Москвы: там подтвердили правильность его вычислений.

    Родители Димы в суде.

    Судье пришлось назначить еще одну экспертизу. Эксперты из МВД подтвердили: в «дипломате» было минимум 200 граммов тротила.

    Эксперт Виктор Колкутин также возглавлял группу, которая должна была определить время смерти моряков подлодки «Курск». «Оставались живыми в течение 4,5–8 часов» — гласило заключение. То есть погибли до начала спасательной операции. Эта экспертиза легла в основу постановления следствия о прекращении дела «Курска».


    Дело об убийстве Дмитрия Холодова: 25 лет спустя
    pvych_dvych
    https://www.mk.ru/politics/2019/10/16/delo-ob-ubiystve-dmitriya-kholodova-25-let-spustya.html?fbclid=IwAR29ucB63etryL9tt1FlTQsZ1kKAJU1XWMEqznJyeCKlbKq2jbniQMRPnxM

    вчера в 19:59, просмотров: 32139

    Слова о журналистах, которые рушат скрепы - все это было в демократические девяностые

    На Троекуровском кладбище — две могилы рядом: корреспондента «МК» Дмитрия Холодова, взорванного в редакции. И отца Димы, Юрия Викторовича. Его сердце не выдержало судебных процессов по делу об убийстве сына.

    Обвиняемые вышли на свободу. Да еще получили компенсации от государства — ведь их вину суд не признал.

    Слова о журналистах, которые статьями про коррупцию рушат скрепы и ведут Россию к гибели; круговая порука силовиков, крышуемых властью; накрашенная Фемида на панели — все это было и тогда, все это было в демократические девяностые.

    Дело об убийстве Дмитрия Холодова: 25 лет спустя

    Каждый день, идя на работу, мы видим мемориальную доску с надписью в память о Диме: «Его убили не на войне. Его убили за правду».

    В память о Диме, в защиту правды, в октябре 1994 года десятки тысяч людей вышли на Комсомольский проспект проводить Холодова в последний путь. Проспект превратился в человеческое море — море гнева и скорби.

    20 октября 1994 года. Прощание с Дмитрием Холодовым. У входа во Дворец молодежи.

    Наш коллега Саша Минкин написал, обращаясь к этим людям, увы, пророческие слова:

    «Нас ждет очередная пародия на расследование. Нам никто не поможет — ни президент, ни Дума, ни Генеральная прокуратура. Все, на что они способны, — это позорные амнистии убийцам.

    Мы одни. С нами только вы, наши читатели».

    Дима

    В 1994 году Диме было двадцать семь.

    Он отслужил в армии, пулеметчиком. Сам Димка говорил: солдато-матросом.

    Солдат авианосца «Крым» после того, как командир их части получил генеральское звание, из рядовых переименовали в матросов. Так было приятнее для генеральских ушей.

    Потом Дима учился в МИФИ. Получил диплом инженера-физика.

    Распределился в родной Климовск, в оборонный ЦНИИ точного машиностроения, где трудились его мама и папа. Но оборонка разваливалась, для Димы в институте просто не оказалось реальной работы.

    Тогда он ушел на радио. Тоже местное, климовское. А потом — увидел объявление о наборе в «МК». И начал заниматься в газете военной темой.

    Дмитрий Холодов

    Уже через два месяца Димка поехал в «горячую точку» — в Абхазию.

    Осетия, Ингушетия, Чечня, Азербайджан, таджикско-афганская граница, снова Абхазия — командировки военного корреспондента Дмитрия Холодова за тот первый год работы в «МК».

    Дима критиковал откровенно проабхазскую позицию России.

    Писал и о том, что про наших военных в Таджикистане Москва забыла — они ходят в рванье вместо формы.

    Писал, что у русского флота давно нет топлива — многие экипажи ни разу не выходили в море.

    Димины источники в армии, которые видели беспредел, творящийся в их ведомстве, стали выдавать Холодову то, что называется в наших кругах эксклюзивной информацией.

    Дмитрий Холодов

    За последний год своей жизни Холодов опубликовал в «МК» 18 статей с жесткой критикой министра обороны Павла Грачева по разным поводам. Это не считая материалов об армейских безобразиях вообще.

    Прокрутка Грачевым и его подчиненным Воробьевым через банк «Менатеп» казенных денег; связь Грачева с коррупцией в Западной группе войск; покупка министру «Мерседеса» из ЗГВшных средств, которые должны были пойти на строительство жилья офицерам; направление грачевского сына в хлебную Германию — все это есть в одной из самых острых статей Димы.

    Резонанс не заставил себя ждать. О нем услышал по телефону правительственной связи главный редактор «МК» Павел Гусев: «По АТС-2 мне был звонок от командующего ВДВ Подколзина, который, используя нецензурные выражения, орал, что пришлет батальон десантников, и они выгонят всех журналистов из газеты. Я послал его на три буквы».

    В эфире у Познера министр обороны назвал Холодова «главным военным противником». Грачев распорядился не пускать Диму на пресс-конференции в Минобороны. На совещаниях политруков всех родов войск обсуждали Холодова и то, как он «обгаживает армию».

    А Дима продолжал писать — несмотря на угрозы. У него появилась информация о подготовке гражданских киллеров, бандитов, в Чучковской бригаде спецназа ГРУ и о причастности к этому спецназа ВДВ. Осенью 94-го года он вел и тему Чечни — Димины репортажи оттуда свидетельствуют, что он знал про нелегальные поставки оружия в республику и про возможность ввода российских войск.

    Взрыв

    На работе в редакции 17 октября 1994 года Дима появился в десятом часу утра. Ему кто-то позвонил, Холодов вышел на улицу. Вернулся взволнованным. Сказал редактору своего отдела Вадиму Поэгли, что получит материал о торговле Министерства обороны оружием с третьими странами. Говорил: если этот материал будет опубликован, министр слетит со своего поста. Материал надо скопировать и к двум часам дня вернуть обратно. Получить материал Дима должен по жетону в камере хранения Казанского вокзала.

    Дима поехал туда на дежурной машине «МК», обратно вернулся на метро. И принес с собой черный «дипломат».

    В кабинете, где читала газетные полосы журналистка Екатерина Деева, Дима, даже не сняв куртки, сел на стул у окна и открыл «дипломат».

    Раздался взрыв.

    17 октября 1994 года. Первые минуты после взрыва.

    «Оглушенная, вышла в коридор, — вспоминала Катя. — На лице — ожоги, кровь... Пока меня вели в медпункт, наши ребята стали тушить пожар и увидели то, чего не дай бог увидеть никому».

    Последние слова Димы, которые он успел прошептать пытающемуся хоть как-то помочь Алеше Фомину: «ЭТОГО НЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ. ПЕРЕВЕРНИ МЕНЯ НА СПИНУ, Я НЕ МОГУ ДЫШАТЬ!

    ОБИДНО…»

    «Ну, погиб журналист»

    Мы плакали, кричали, призывали найти убийц.

    И.о. генпрокурора тогда был Ильюшенко. Человек, возглавлявший комиссию по расследованию коррупции в ЗГВ. Никакой коррупции он там не нашел.

    А президент Ельцин после гибели Димы сказал с телеэкранов: «Вооруженные силы и министр обороны сыграли большую роль в октябрьских событиях прошлого года. Это они отстояли демократию в России. И, конечно, оппозиция простить это не может до сих пор. Поэтому разные инсинуации, ну, погиб журналист Дмитрий Холодов, все мы скорбим об этом, и, конечно, это трагедия...

    Связывать гибель Дмитрия Холодова с тем, что замешан министр обороны, — просто несерьезно... Это, пожалуй, за последнее десятилетие у нас один из самых сильных министров обороны. Так что я попросил все-таки и вас (в смысле — журналистов) здесь как-то посодействовать, что ли, закончить это на него, вот, поток этой грязи, понимаешь, всего, необъективности».

    фото: РИА Новости
    Президент Борис Ельцин и министр обороны Павел Грачев

    В тот день у нас в редакции были поминки по Диме.

    «Ну, погиб журналист...»

    Павел Грачев ушел в отставку в середине 96-го. Лишь два года спустя после смерти Димы. Ушел по причинам, далеким от дела Холодова.

    Источник

    «Важняки», возглавлявшие расследование, сменились трижды. Сначала был Владимир Казаков. Потом Леонид Коновалов. И последний — Евгений Бакин, направивший дело в суд. Через пять с лишним лет после Диминой смерти...

    Как велось это расследование, мы узнали лишь на суде.

    Оказалось, что уже через пять дней после взрыва источник, сотрудничавший с ГУОП МВД — главком по борьбе с оргпреступностью, — выдал кураторам информацию. По его сведениям, командир особого отряда спецназначения 45-го полка ВДВ Владимир Морозов был «непосредственным исполнителем акции против Холодова». Он сделал взрывное устройство, сработавшее в руках Димы.

    Морозов и его сослуживцы охраняют коммерческие структуры. Глава разведотдела штаба ВДВ Павел Поповских вместе с замначальника ГУОП Батуриным рулит охранной ассоциацией, крышующей коммерсантов. Охранников туда набирают из офицеров ГРУ и ВДВ.

    Холодов, как узнал источник, установил: в Чучковской бригаде ГРУ «проходят подготовку лица из числа охранников коммерческих и криминальных структур» — под видом экс-десантников и спецназа. Боевики направляются в Чучково через московские военкоматы, которым за это платят деньги. К подготовке боевиков на полигоне бригады непосредственное отношение имеет Владимир Морозов.

    Работа Димы по Чучково и 45-му полку, считал источник, стала одним из мотивов его убийства.

    Сотрудники ГУОП, которые работали с источником, не раскрыли его имени ни на следствии, ни в суде. Источник категорически отказался дать официальные показания, потому что боялся за свою жизнь...

    Свидетель

    После смерти Димы наша газета обратилась ко всем, кто мог знать хоть что-то о его убийцах и помочь следствию. Мы напечатали телефоны для связи. И пообещали за действительно ценные сведения вознаграждение.

    В конце 1994 года в редакцию позвонил человек — его информация оказалась настолько серьезной, что под видом нашего журналиста на встречу с ним пошел сотрудник ФСК.

    Александр Маркелов, ефрейтор-контрактник особого отряда 45-го полка, рассказал: он видел, как незадолго до смерти Холодова Владимир Морозов монтировал мину-ловушку в «дипломате». И выносил его из отряда в день убийства Димы. Рассказы Маркелова во многом совпали со сведениями источника.

    Информация о следствии к тем, кого позже официально обвинят в убийстве Димы, утекала мгновенно — они знали все до мельчайших деталей. Партнер и друг Павла Поповских, Батурин, получал все данные о расследовании дела по линии ГУОП. По линии ФСК в 45-м полку работал г-н Вершинин, чей сын проходил стажировку в особом отряде у Морозова...

    Все улики, которые могли уничтожить в особом отряде, уничтожили. А Маркелову сослуживцы дали понять, что они в курсе его поведения. Следователь Казаков, к которому Маркелов обратился за защитой, ничего не предпринял — ефрейтора спешно отправили в Чечню и там под угрозами заставили написать следователю отказное письмо: дескать, оболгал коллег.

    Следственная группа официально допросила Маркелова лишь через полгода после его выхода на контакт с редакцией — к тому времени следователь сменился. Свидетеля с семьей отправили на конспиративную квартиру — почувствовав себя в безопасности, он наконец смог рассказать обо всем, что с ним творили однополчане и что творилось в особом отряде.

    Вечером 17 октября, после убийства Димы, рассказывал Маркелов, он заглянул в кабинет командиров. Там был один нетрезвый Морозов. Перед ним стояли бутылки с водкой.

    «Вот видишь, жизнь какая... Сегодня я убил человека — раз, и нету», — сказал командир ефрейтору и налил ему рюмку.

    «Я почувствовал себя в отряде отвратительно, как будто находился среди волков, — объяснил Маркелов свои мотивы обращения в «МК». — Я не считаю, что люди, которые должны защищать родину, должны мирных граждан убивать».


    Кристина (фильм, 1983)
    pvych_dvych
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Кристина_(фильм,_1983)

    «Кристина» (англ. Christine) — культовый[3] фильм 1983 года режиссёра Джона Карпентера.[4] Фильм является экранизацией одноимённого романа американского писателя Стивена Кинга.[5][6]

    Сюжет[править код]

    1957 год. Сборочная линия автозавода Plymouth в Детройте. С конвейера готовится сойти очередная партия бежевых 2-дверных седанов модели Fury, среди которых один — нехарактерного для этой модели кроваво-красного цвета. Еще на конвейере с этой машиной начинают происходить зловещие мистические события: сначала неожиданно захлопывается капот, в результате чего тяжелое увечье получает один рабочий завода, затем в салоне находят мёртвым другого рабочего, севшего в машину покурить и стряхнувшего пепел на обивку сиденья..

    1978 год. На заднем дворе старого дома стоит старый заброшенный автомобиль — «Plymouth Fury» модели 1958 года. Подросток-очкарик, который никогда не пользовался популярностью в школе, Арни Каннингем, заметил его, проезжая мимо со своим лучшим другом Дэннисом. Он вызвал его недоумение намерением приобрести эту машину, названную прежним владельцем «Кристиной». Ещё более удивлены были родители парня. Несмотря на их мнение, Арни сначала покупает машину, а потом, сняв место в гараже на автосвалке, тратит все своё свободное время на её восстановление.

    Кристина стараниями Арни возродилась, стала выглядеть так, как будто только сошла с конвейера. Но машина неожиданно стала проявлять иные качества. Она начинает менять парня. Из неуверенного в себе очкарика он становится мужественным красавцем, способным добиться внимания Ли — самой красивой девушки в школе. Словно почувствовав конкурентку, Кристина самостоятельно пытается убить Ли. Оказывается, машина обладает какой-то злой силой, и ранее тем или иным способом убивала людей. Осознав мощь Кристины, Ли пытается отговорить Арни, но тот не понимает, зачем ему отказываться от любимой машины. И машина платит Арни тем же: когда банда агрессивных хулиганов во главе с Бадди Реппертоном решает отомстить Арни (Бадди был исключён из школы за предыдущие нападения на Арни) и разбивает его машину, Кристина сама себя ремонтирует и, выехав самостоятельно из гаража, преследует негодяев. Уйти живым не удаётся никому. Вернувшись в гараж, Кристина убивает и Уилла Дарнелла — хозяина автосвалки, на которой Арни восстанавливал машину.

    Убийствами заинтересовывается полиция, и детектив Рудольф Дженкинс допрашивает Арни, но доказать ничего не может — Каннингем говорит, что во время убийств не сидел за рулём. Однажды, во время ночной поездки на Кристине, Дэннис с ужасом понимает, что Арни превращается в прежнего владельца старого «Плимута» — Ролланда Д. Лэбея. Дэннис сближается с Ли и замышляет уничтожить Кристину ночью в гараже Дарнелла. Но выясняется, что Кристина прибыла туда раньше них и пытается убить Ли. Ей это не удаётся, но она случайно убивает самого Арни. Дэннис на старом бульдозере расплющивает Кристину.

    Финальная сцена фильма происходит на автосвалке. Стоя у Кристины, спрессованной гидравлическим прессом, детектив хвалит Дэнниса и Ли за смелый поступок, и тут слышится песня, которая играла в Кристине перед каждым убийством, но через секунду оказывается, что музыка играла на магнитофоне работника свалки. Ли заявляет, что ненавидит эту музыку, а когда она, Дэннис и детектив уходят, спрессованная Кристина начинает медленно разгибаться.

    В ролях[править код]

    «Плимут Фьюри» 1958 года выпуска — одна из двух моделей Кристины, использованная в фильме.

    Фестивали и награды[править код]


    исповедь генерала Комиссарова, спасшего сотни жизней
    pvych_dvych
    https://www.mk.ru/social/2019/09/26/poterpevshie-stanovyatsya-pushechnym-myasom-ispoved-generala-komissarova-spasshego-tysyachi-zhizney.html?fbclid=IwAR1DmT2ahLhWVS04j5MMmSvlMuBpoDRtAdVj_nGTZspd4K6AiS3qRcTQz3M

    «Потерпевшие становятся пушечным мясом»: исповедь генерала Комиссарова, спасшего сотни жизней

    Всю свою жизнь он посвятил борьбе против несправедливого обращения с детьми

    два дня назад в 18:18, просмотров: 16270

    Встреча с этим человеком для меня была из разряда «а Дед Мороз все-таки существует». Да, я знала, что он есть на самом деле — генерал-майор юстиции Игорь Федорович Комиссаров, старший помощник председателя Следственного комитета РФ Бастрыкина, занимавшийся защитой прав несовершеннолетних, сирот, друживший с доктором Лизой, курировавший спасение раненых детей Донбасса и Сирии...

    О Комиссарове ходят легенды, что нет таких детских проблем, которые он не способен разрулить. И нет такой несправедливости, о которой он бы знал и не помог.

    Указом президента Путина в начале сентября Игорь Комиссаров вместе с 30 другими высокопоставленными силовиками был освобожден от занимаемой должности по собственному желанию в связи с уходом на пенсию. Его первое эксклюзивное интервью — «МК».

    «Потерпевшие становятся пушечным мясом»: исповедь генерала Комиссарова, спасшего сотни жизней

    Лично для меня Комиссаров — это звонок рано утром из Липецка два года назад. 19‑летнюю красавицу-сироту Люду Фурсову по надуманному предлогу выгнали из института МВД, узнав, что ее биологическая мать попала в тюрьму.

    Легко и походя человеку сломали жизнь. И без того сломанную в раннем детстве: от пьющей родительницы девочку забрали в три года, не из дома — из «собачьей будки». Один из самых резонансных материалов. Его прочитали почти миллион человек...

    Уже через три дня личным приказом министра МВД Владимира Колокольцева «девочка из собачьей будки» была восстановлена в учебном заведении. В прошлом году Людмила вышла замуж, этим летом получила долгожданный диплом и родила сына.

    ...Еще одно безнадежное письмо с края света. Больная бабушка с маленьким внуком, бежавшие из воюющего Донбасса и засунутые по разнарядке в промерзлую Якутию, в заброшенную халупу с ледяным полом и температурой за окном -40. Снова статья в газете, и уже на следующий день ответственные лица приносят моим героям в их избушку паспорта граждан России, через несколько месяцев переезд в благоустроенную квартиру в Ярославле.

    Да, в реальной жизни такого не бывает. И я уже готова была поверить, что где-то на небесах кто-то с утра пролистывает «МК»...

    Поверить в это гораздо проще, чем в то, что здесь, на грешной земле, наделенные властью и полномочиями вдруг услышали, как плачут чужие дети.

    — Игорь Федорович, как же теперь без вас те, кому будет нужна помощь?

    — Нормально. Это мы думаем, что мы незаменимы, но если потребность в человеке, который станет заниматься тем, чем занимался я, возникнет, то он появится. Так было, есть и будет.

    — Вы столько сделали для других!

    — Неправда. То, что мы делаем, мы всегда делаем для себя. Когда видим несчастье, произошедшее с кем-то, и вдруг понимаем, что не можем с этим жить. Спасая кого-то, мы спасаем прежде всего собственную душу. Не поступай с другими так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой. И наоборот.

    Хотите, расскажу одну историю, которая очень сильно меня переломала? Это произошло на самом севере Красноярского края. Мальчика загрызли собаки. Лет семь ему, что ли, было. Крошечный забытый поселок. Чтобы прокормиться, забивают оленей, занимаются собирательством. Глава администрации жил в Красноярске и посещал свою вотчину, только чтобы собрать поборы. Диких собак, которые на людей нападали, никто не отстреливал. Мальчишке и нужно-то было пройти до дома метров двести, когда на него набросилась свора... Я отцу говорю: «Чем помочь?». Он замялся: «Мне бы досок кубометра полтора». Оказалось, вечная мерзлота, гроб почти на поверхности, и если не положить деревянный настил над свежей могилой, то псы второй раз растерзают труп ребенка. И этому мужику, у которого сын погиб, ничего больше не нужно, он за все нас благодарил, даже за то, что тело после вскрытия на вертолете (а других путей туда не было) бесплатно привезли назад. Было с собой пять тысяч рублей, и главу поселка столько же отдать заставил... Вот она, настоящая жизнь. А не яхты, дворцы, миллиарды... Невозможно остаться прежним, разговаривая изо дня в день с людьми, пережившими такое.

    — Ваша должность называлась «старший помощник главы СК по детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию»?

    — Нет, конечно. Просто помощник. Я вообще один был. Без аппарата, без подчиненных. Я и не занимался никогда детьми — воевал, работал в РУБОПе, потом пришел в СК. 2008 год. Бастрыкин посылает в Подмосковье. Убили мальчика. Захолустная военная часть, нищая квартирка, на стене портретик, перед ним свечка. Сидит женщина, и рядом дочка, которую ценой жизни спас семилетний братишка, когда к ним в квартиру ворвался грабитель. Ради пары сотен рублей и золотой цепочки. Больше в доме ничего не нашлось. Отец бросил семью, у матери работы не было, она ездила в Москву, детей оставляла одних.

    — Женя Табаков — самый молодой в России кавалер ордена Мужества. Убийца нанес ему восемь ножевых ранений.

    — Да, Женя Табаков. С него все началось. Человек, который его убил, до этого трижды отсидел, в том числе за изнасилование с убийством, за несколько дней до случившегося его уже задержали сотрудники милиции — и отпустили. Сколько шума потом было вокруг этой истории! Помогали семье, пробили им квартиру, Жене памятник на кладбище, орден. Школа была с туалетом, где дырки в полу, — отремонтировали, поставили унитазы, сейчас образцово-показательное учебное заведение, ученики сочинения про юного героя пишут. Не об этом речь. Мы выяснили, что преступник, убийца — сам никому не нужный сирота, над ним в детстве издевались...

    — Это не повод его пожалеть.

    — Да, преступников нужно карать. Но не должны мы радоваться их наказанию. Я не говорю, что надо подставлять другую щеку, — торжествовать не надо. При этом сами потерпевшие у нас нередко становятся пушечным мясом. Я лично занимался их реабилитацией. Мы в Следственном комитете попытались переформатировать эту систему, разработали алгоритм межведомственного взаимодействия. Добились того, что появились следователи, которые отдельно занимаются преступлениями, совершенными в отношении несовершеннолетних. Ставшему жертвой преступления ребенку, а не только подозреваемому, теперь положен бесплатный адвокат. И допрашивать его обязаны в специальной комнате, их действительно открыли во всех субъектах, правда, в некоторых слой пыли на столах... Но все равно не сравнить с тем, что было раньше. К примеру, надругались над девчонкой молоденькой, а дальше для нее начинается цепочка унижений. Сначала опер подробности насилия выспрашивает, у него работа такая, потом следователь, эксперт. А дома мама, которая кричит то, что у нас всегда кричат в таких случаях: «Шалава, сама виновата!». И девочка живет дальше со своей болью, ее душу никто не лечит.

    — Тут не следователь нужен, а священник.

    — Был такой период у меня в жизни. После войны. Собрался в священники, получал образование. Четвертое по счету. Потом женился во второй раз, по церковным канонам уже нельзя было. Так тому и быть, значит, зачем-то меня здесь, в миру, оставили...

    фото: Из личного архива
    С донецкими мальчишками.

    О защитниках прав детей

    — Говорят, что нет такого региона в России, где вы не побывали.

    — Для себя я принял решение: что бы ни случилось, прежде чем докладывать наверх, увидеть собственными глазами. Я два раза был на войне. В бою, если говоришь неправду командиру, он не сможет принять верное решение, и погибнут твои товарищи. Хотя гонцов, которые приносят плохие вести, обычно убивают, я добровольно стал таким гонцом. Почему у нас многое не получается? Потому что, пока информация идет по вертикали, ее на каждом этапе лакируют. И в конце концов самый главный командир уже совершенно не представляет, что творится на самом деле. Я поставил работу так, чтобы мне сразу докладывали, что и где происходит, мониторил соцсети, читал газеты, понимал, где следует срочно вмешаться в ситуацию.

    — А как же система уполномоченных по правам ребенка, вроде бы успешно функционирующая в каждом регионе?

    — Мы же ее и создавали. С Астаховым я был знаком еще по прежней его деятельности на телевидении. После своего назначения он пришел, протянул мне какое-то письмо: «Начальнику своему отнеси». — «Пал Лексеич, у тебя с головой как?» С этого начались наши разногласия. Я считаю, что за годы его работы все ушло в «потемкинские деревни». Приезжая в субъект, требовать, чтобы тебя встречал «Мерседес» с гаишниками и мигалками, это нормально? Да что пинать Астахова сейчас, когда он уже не у дел. Хотя есть вещи, которые трудно забыть. Вместе с Ольгой Костиной, главой общественного движения «Сопротивление», мы видели, как работает в США центр поиска пропавших детей, решили поднимать эту идею в СК. Астахов поменял учредителей — убрал оттуда Следственный комитет. Знаете, чем все это закончилось? Кто-то получил шикарное здание и передал частным структурам. А самое страшное, что в такие дела обычно примешиваются бюджетные деньги. Кто дает государственную поддержку имитирующим бурную деятельность структурам и на каком основании? Кто-нибудь это проверяет? У нас борьбой с педофилами, оказывается, занимается одна 28‑летняя девушка на всю Россию. Тоже протеже Астахова. В каком бы субъекте СК ни раскрутил очередное громкое дело, заявляет, что это сделала она, раздает интервью. Мы возили ее на беседу в Главное следственное управление по Москве, может, действительно человек знающий? Оказалось, берет открытую информацию из Интернета. Но при этом практически каждый год получает миллионные гранты.

    — Последние три года должность главного детского обмудсмена занимает Анна Кузнецова.

    — Все познается в сравнении. Я с Анной Юрьевной находился на связи 24 часа в сутки 7 дней в неделю, включая отпуска и праздники. У меня вопросов к ней нет. Незадолго до своего ухода я сказал так: «Аккуратнее, Анна Юрьевна. Есть вещи, делая которые начинаешь кого-то конкретно сильно задевать». В верхах такое уже не прощают. Убедился на личном опыте.

    — Тогда зачем вообще что-то делать? Не проще ли пропиариться на фоне каких-нибудь спасенных сирийских детишек?

    — Если вы имеете в виду тех детей, которых мы вывозили из Сирии вместе с мамами, вдовами убитых террористов ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России), то это не сирийские дети — это российские дети. Проблема в том, что с ними будет дальше, после того как их вернули на родину. Это потенциальные «живые бомбы». Они не должны оказаться вне зоны ответственности правоохранительных органов, потому что подрастут и обязательно спросят: а где мой папа? И не факт, что их устроит наш ответ. Что же касается тяжелораненого сирийского мальчика Ахмата, которого я вывез из Дамаска, и об этом написали все СМИ... На месте ногу спасти не могли. Я спросил, сколько будет стоить лечение в Москве, — 500 тысяч, если без билета. Он смотрел на меня с надеждой, как на всю Россию, худющий, глаза черные... Позвонил одному товарищу, второму — согласились помочь. Но я, конечно, рассматривал вариант, что если они не сдержат слово, то продам свой мотоцикл и все равно Ахмата привезу. За базар нужно отвечать.

    фото: Из личного архива
    Вместе с женой Ксенией.