?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Анна Каренина (фильм, 2012)
pvych_dvych
https://ru.wikipedia.org/wiki/Анна_Каренина_(фильм,_2012)

«Анна Каренина» (англ. Anna Karenina) — британская мелодрама режиссёра Джо Райта, снятая по мотивамодноимённого романа Льва Толстого. Мировая премьера фильма состоялась 7 сентября 2012 года[3], российская премьера — 10 января 2013 года.

Картина получила премии «Оскар» и BAFTA за «Лучший дизайн костюмов», а также номинировалась на «Оскар» в категориях «Лучшая музыка», «Лучшая операторская работа» и «Лучшая работа художника-постановщика».

На DVD и Blu-Ray в России фильм был выпущен 7 марта 2013 года от компании «Двадцатый век Фокс СНГ».




Анна Каренина
Anna Karenina
Постер фильма

Жанр
мелодрама

Режиссёр
Джо Райт

Продюсер
Тим Беван (англ.)русск.
Эрик Феллнер
Пол Вебстер

Автор
сценария
Роман:
Лев Толстой
Адаптация:
Том Стоппард

В главных
ролях
Кира Найтли
Джуд Лоу
Аарон Тейлор-Джонсон

Оператор
Шеймас Макгарви

Композитор
Дарио Марианелли

Кинокомпания
Universal Pictures
Focus Features
Working Title Films

Длительность
129 мин

Бюджет
31 млн £[1]

Сборы
68,9 млн долл.[2]

Страна
Великобритания

Язык
английский

Год
2012

IMDb
ID 1781769

Сюжет:

История о трагичной любви замужней дамы Анны Карениной к молодому офицеру графу Вронскому на фоне любви и счастливой семейной жизни Константина Левина и Кити Щербацкой.

Фильм отличает подчеркнутая театральность декораций и активное музыкальное сопровождение.





В ролях


Персонаж
Кира Найтли Анна Каренина
Джуд Лоу Алексей Каренин, муж Анны
Аарон Тейлор-Джонсон Алексей Вронский, любовник Анны
Мэттью Макфейден Стива Облонский, брат Анны
Келли Макдональд Долли Облонская, жена Стивы
Эмили Уотсон графиня Лидия Ивановна
Мишель Докери княгиня Мягкая
Оливия Уильямс графиня Вронская, мать Алексея
Холлидей Грейнджер баронесса
Рут Уилсон Бетси Тверская, подруга Анны
Александра Роуч Мария Нордстон, подруга Кити
Донал Глисон Константин Левин
Алисия Викандер Кити Щербацкая
Билл Скарсгард капитан Махотин
Эрос Влахос Борис
Рафаэль Персонна Александр
Танништа Чаттерджи (англ.)русск. Маша
Эмеральд Феннелл Лиза Меркалова, подруга Бетси
Джуд Монк Макгоуэн Тушкевич, любовник Бетси
Кара Делевинь княжна Сорокина
Люк Ньюберри Василий Лукич




Критика:

Фильм получил от кинокритиков в большей степени положительные отзывы. На сайте Rotten Tomatoes рейтинг составляет 63 % при средней оценке 6,5/10[4].

Журнал «Профиль» назвал картину «красивой, динамичной зарисовкой по мотивам романа Льва Толстого» и «не экранизацией большого романа, а сбивчивым и неточным, „на троечку“, пересказом избранных сцен»[5].


"Один из последних титанов эпохи". Умер Лев Аннинский
pvych_dvych
https://www.bbc.com/russian/news-50317950


  • 8 часов назад






Лев АннинскийПравообладатель иллюстрацииVYACHESLAV PROKOFYEV/TASS




Литературный критик и литературовед Лев Аннинский скончался на 86-м году жизни. Русская служба Би-би-си попросила писателей и критиков, знавших Аннинского, поделиться своими воспоминаниями о нем.

О кончине Аннинского первым сообщил журналист Александр Архангельский в "Фейсбуке".

"Если кого из советских критиков и знали широкие читающие массы, то его, - написал он. - И он едва ли не первым в своем поколении научился ставить правильные слова в правильном порядке, то есть писать легко и вольно, что потом станет нормой, но эту норму задал он - вместе с двумя-тремя сверстниками".

Пропустить Facebook пост , автор: Александр

Конец Facebook сообщения , автор: Александр

Аннинский работал в журналах "Советский Союз", "Знамя", "Дружба народов", "Литературное обозрение" и "Литературной газете". Он автор книг о Льве Толстом, Николае Лескове и Николае Островском.

"Поражал наслаждением от интерпретации текста"

"Аннинский был лучший литературный критик своего поколения, блестящий филолог. Он был в каком-то смысле в критическом цехе симметричен Евтушенко - так же харизматичен, так же популярен, - сказал Би-би-си писатель и поэт Дмитрий Быков. - И вечера, посвященные их 80-летию, происходили одновременно: Аннинского - в малом зале, Евтушенко - в большом, и публика перетекала туда-сюда, и одинаково интересно было в обоих местах".

"Аннинский поражал тем наслаждением, которое он получал от интерпретации текста. Его восхищала полемика, ему очень нравилось спорить и выступать затравщиком газетных дискуссий. Он как рыба в воде плавал в литературной среде, но и в фундаментальную филологию вклад его огромен", - считает Быков.

Из наследия Аннинского он выделил три книги. "Охота на льва" - "лучшее исследование кинематографических подходов ко Льву Толстому", "колоссально интересная книга". "Лесковское ожерелье" - "опыт открытия абсолютно заново творчества Лескова". "И потрясающая книга "Как закалялась сталь" Николая Островского", когда он поставил себе цель прочесть ее как бы впервые без критического, филологического и общественного флера и обнаружил массу ценнейших вещей", - перечислил Быков.

"За 85 лет он написал библиотеку, осваивать которую придется нескольким поколениям, - резюмировал он. - Я счастлив, что называл себя его духовным сыном. Неслучайно я Львович - нам обоим это казалось очень забавным".

"Льва Александровича узнавали в лицо продавщицы"

"Думаю, главное, что сделал Лев Аннинский для широкого читателя, - открыл читающей России Лескова, - сказала Би-би-си писательница и литературовед Майя Кучерская. - Его книга "Лесковское ожерелье" стала окошком в творчество Лескова. Его мало знали и исследовали в России, и Аннинский восполнял эту пустоту".

"Его работы до сих не устарели и активно цитируются всеми исследователями творчества Лескова. Конечно, он был также замечательным критиком и просветителем широкого профиля, но мне дороже всего из сделанного им именно это", - добавила Кучерская.

"Эпоха потеряла еще одного своего представителя, одного из последних, одного из умнейших и образованнейших", - написал в "Фейсбуке" поэт, прозаик и журналист Ефим Бершин.

Пропустить Facebook пост , автор: Ефим

Конец Facebook сообщения , автор: Ефим

Поэтесса и переводчик Галина Климова назвала Аннинского блистательным литературоведом, "одним из последних титанов эпохи, которого знали литераторы всех поколений, ценившие его мнение и рецензии, для многих открывавшие дорогу в литературу".

"Льва Александровича узнавали в лицо продавщицы и, отдавая честь, улыбались гаишники. Мощная харизма, блистательный талант, острый ум, неотразимое обаяние", - написала Климова.

Пропустить Facebook пост , автор: Galina

Конец Facebook сообщения , автор: Galina

"Он принес в русскую критику другой язык и стиль"

Писатель и литературовед Павел Басинский назвал Льва Аннинского классиком русской литературной критики.

"С одной стороны, он продолжал традиции русской критики XIX века - Добролюбова, Чернышевского, Писарева. В своих статьях он поднимал общественные вопросы. Его интересовала не столько эстетика, сколько современная жизнь и как она отражается в литературе, даже в классике", - сказал Би-би-си Басинский.

"С другой стороны, он во второй половине XX века принес в русскую критику какой-то совершенно другой язык, другой стиль: блистательный, афористичный. Он мог одной фразой сказать больше, чем скажет большая статья. Например, я на всю жизнь запомнил его высказывание о фильме "Летят журавли": "Этот фильм отворил нам слезы", - вспоминает писатель.

Критик и редактор Александр Гаврилов отмечает, что Аннинский был одним из немногих общеизвестных литературных критиков.

"Литературная критика все-таки живет в очень маленьком "загоне": от того незначительного процента народа, который интересуется современной литературой, еще меньшее количество людей интересуется критикой. Но то, что писал Аннинский, было интересно всем", - отметил Гаврилов в беседе с Би-би-си.

"Его статьи о Льве Толстом и кинематографе распространялись в списках, передавались из рук в руки. Конечно, это было свойство его удивительного писательского таланта. Он делал критику не каким-то служебным событием, а собственно литературным произведением, которое часто не требовало знакомства с тем, о чем он пишет", - продолжает Гаврилов.

По его словам, Аннинский был необыкновенно свободен в выборе площадок для публикаций, чем раздражал многих своих коллег.

"Его часто критиковали за то, что он печатался сначала у каких-нибудь "почвенников", а потом у каких-нибудь либералов, но при этом он ни с кем не объединялся. Его изумительное мастерство игры позволяло ему оставаться самим собой и не смешиваться со средой, которая была вокруг него, как капля жира не смешивается с водой. Он оставался абсолютно свободным во всех формах своей работы", - говорит Гаврилов.

Гражданская панихида и прощание с Аннинским состоятся 8 ноября в Центральном доме литераторов, его кремируют на Хованском кладбище, сообщила пресс-секретарь ЦДЛ Марина Замская.



https://ru.wikipedia.org/wiki/Аннинский,_Лев_Александрович

Лев Алекса́ндрович А́ннинский (7 апреля 1934, Ростов-на-Дону, СССР6 ноября 2019, Москва,Россия) — советский и российский литературный критик, литературовед.

Квартиру Пушкина выставили на продажу в Санкт-Петербурге
pvych_dvych
https://lenta.ru/news/2019/10/30/pushkin_condo/



Квартиру Пушкина выставили на продажу в Санкт-Петербурге

В Петербурге выставлена на продажу 100-метровая квартира, где Пушкин закончил работу над «Пиковой дамой» и «Капитанской дочкой», а также начал свою издательскую деятельность. Об этом говорится в поступившем в редакцию«Ленты.ру» сообщении агентства MegaAgent. Фирма занимается реализацией объекта.

Квартира, расположенная в доме №32 на набережной Кутузова, была местом жительства Пушкина в течение почти двух лет, утверждают риелторы. В 1834-1836 годах поэт с семьей занимал весь второй этаж здания. В настоящее время в продажу поступило трехкомнатное помещение общей площадью 100 квадратных метров, которое на тот момент было кабинетом и детской.



В квартире два санузла. В стоимость лота (55 миллионов рублей) включена плата за два парковочных места. Как отмечают агенты, высота потолков жилья достигает 4,5 метра. Из окон открывается вид на историческую часть города.

«Эта квартира, где жил и работал Александр Сергеевич, является одной из последних сохранившихся в частных руках, — подчеркивается сообщении. — Именно здесь поэт принимал Гоголя, Жуковского и Одоевского. Также в этой квартире в 1835 году у Пушкина родился сын Григорий».

Год назад в Петербурге было выставлено на продажу жилое помещение, где прежде обитал другой известный писатель — Максим Горький. Квартиру с видом на Александровский парк и Петропавловскую крепость оценили в 11,5 миллиона рублей. 52-метровый объект нашел покупателя за несколько часов.


Умерла признанная самым старым человеком планеты россиянка
pvych_dvych
https://lenta.ru/news/2019/10/30/124/



Умерла признанная самым старым человеком планеты россиянка

Танзиля Бисембеева

Жительница Астраханской области Танзиля Бисембеева, признанная самым пожилым человеком в мире, скончалась в 124 года. Об этом сообщает «Российская газета» со ссылкой на главу Красноярского района Нургали Байтемирова.

«Умерла она спокойно, похоронили на родовом кладбище. В последний путь пришел провожать весь поселок», — подчеркнул Байтемиров.

14 марта 2016 года женщина отметила юбилей — ей исполнилось 120 лет. Это достижение долгожительницы занесено в Книгу рекордов России. Ее признали самым пожилым человеком планеты.



Бисембеева жила в поселке Исламгазы в семье младшего сына. У нее трое сыновей, 10 внуков, 24 правнука и два праправнука. Первый муж Бисембеевой погиб на фронте во время Великой Отечественной войны, их общий ребенок умер в младенчестве. Женщина вышла замуж повторно и родила еще троих детей в возрасте 53, 54 и 57 лет.

Сейчас, согласно Книге рекордов Гиннесса, старейшей из жителей планеты официально считается 116-летняя японка Канэ Танака. Она родилась 2 января 1903 года, эта дата подтверждена многочисленными свидетельствами.

Официальный рекорд долголетия принадлежит француженке Жанне Кальман (Jeanne Calment), скончавшейся в 1997 году в возрасте 122 лет и 164 дней. Однако ряд исследователей подвергает ее возраст сомнению.


Букер-2019 получили Маргарет Этвуд и Бернардин Эваристо за феминистические романы
pvych_dvych
https://www.bbc.com/russian/news-50050607?fbclid=IwAR1-N5l8tc5wsveKgduSUijO9V1WDP1y8XAe8-j_sgMBSxNPTnYTKYu2rfc


14 октября 2019



Маргарет Эствуд и Бернардин ЭваристоПравообладатель иллюстрацииBOOKER PRIZE/PA MEDIA

Канадская писательница Маргарет Этвуд снова стала лауреатом Букеровской премии, но на этот раз звание лучшего писателя года она разделила с британкой Бернардин Эваристо.

Назначение сразу двух лауреатов является нарушением правил присуждения Букера, в которых прописано, что премия неделима, но жюри признается, что просто не смогло выбрать лучшее из двух произведений.

Эствуд отмечена за роман "Заветы" (The Testaments), который является сиквелом одного из самых известных ее произведений "Рассказ служанки". В "Заветах" действие происходит спустя 15 лет после событий в предыдущей книге.

События разворачиваются в патриархально-тоталитарном государстве Республика Гилеад, где суровые законы общества лишают женщин каких-либо прав, оставляя им лишь функцию рождения детей.

Эваристо награждена за роман "Девушка, женщина, все остальное" (Girl, Woman, Other), в котором автор рассказывает истории жизни 12 персонажей, большинство из которых - чернокожие британки.

Каждому персонажу посвящена глава, их пути причудливым образом переплетаются, несмотря на совершенно разные биографии и среду пребывания.

Авторы разделят главную премию в 50 тысяч фунтов стерлингов, и обе войдут в историю премии: 79-летняя Этвуд как самый возрастной лауреат в истории, а Эваристо - как первая чернокожая писательница, удостоившаяся награды.

Маргарет Эствуд уже награждалась Букеровской премией в 2000 году за свой роман "Слепой убийца", а в шортлисты ее произведения попадали регулярно: в 1986, 1989, 1996 и 2003 годах.

В последний раз Букеровскую премию делили два лауреата в 1992 году, после чего правила присуждения изменили. С тех пор каждый год организаторы предупреждают жюри, что победитель может быть только один.

В этом году жюри совещалось пять часов, после чего его председатель Питер Флоренс сказал: "Мы приняли решение нарушить правила".

По его словам, чем дольше его коллеги обсуждали два произведения, тем очевиднее становилось, что победить должны оба.


Объявлены лауреаты Букеровской премии 2019 года
pvych_dvych
https://philologist.livejournal.com/11173248.html?utm_source=fbsharing&utm_medium=social&fbclid=IwAR0xtOL5KhAcEZcpJ7ieoteyNahBlvLGZ0IxLQaCBLr1wVkC2io2fzVilsI




Пишет Николай Подосокорский (philologist)


Категории:


Объявлены лауреаты Букеровской премии 2019 года



Канадская писательница Маргарет Этвуд и британка Бернардина Эваристо стали лауреатами Букеровской премии. Этвуд получила награду за книгу «Заветы», продолжение антиутопического романа «Рассказ служанки». Это ее вторая Букеровская премия — в 2000 году она уже выиграла с книгой «Слепой убийца». В дальнейшем она четыре раза попадала в шорт-лист. Эваристо же наградили за роман «Девушка, женщина, все остальное». Она первая чернокожая обладательница премии, сообщает РБК. Размер Букеровской премии составляет £50 тыс. (около $63 тыс.).


Маргарет Этвуд (Фото: Arthur Mola / AP)

Это третий случай в истории, когда награду поделили два автора. Подобное происходило в 1974 году, когда лауреатами стали Надин Гордимер и Стэнли Мидлтон, а также в 1992 году, когда наградили Майкла Ондажже и Барри Ансуорта. В 1993 году правила изменили так, чтобы победителем мог быть только один. Но в нынешнем году сделали исключение. Члены жюри решили, что не согласны с действующими правилами, сказал председатель жюри Питер Флоренс, пишет Financial Times. По его словам, они дважды сообщили об этом председателю попечительского совета премии Хелене Кеннеди и в ходе второго звонка она согласилась, что у жюри не было другого выбора.

В прошлом году Букеровскую премию получила писательница Джоха Альхартхи из Омана за книгу «Небесные тела».


Это не монография о шестидесятниках, а сборник лите- ратурно-критических очерков, написанных о них
pvych_dvych
http://gvardiya.ru/shop/books/zh_z_l/shestidesyatniki

Шестидесятники

Шестидесятники

Литературные портреты

978-5-235-04222-3









Поколение шестидесятников оставило нам романы и стихи, фильмы и картины, в которых живут острые споры о прошлом и будущем России, напряженные поиски истины, моральная бескомпромиссность, неприятие лжи и лицемерия. Их часто ругали за половинчатость и напрасные иллюзии, называли «храбрыми в дозволенных пределах», но их произведения до сих пор остаются предметом читательской любви. Новая книга известного писателя, поэта, публициста Дмитрия Быкова — сборник биографических эссе, рассматривающих не только творческие судьбы самых ярких представителей этого поколения, но и сам феномен шестидесятничества.

Шестидесятники: Литературные портреты / Дмитрий Быков. — М.: Молодая гвардия, 2019. — 375[9; с.: ил. — (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.: вып. 1722).


В оформлении переплета использованы:

рисунок С. Красаускаса «Юность»,

фотографии В. Ахломова и В. Лагранжа.


От автора

Это не монография о шестидесятниках, а сборник лите-

ратурно-критических очерков, написанных о них в разные

годы. Как всякий критический очерк, они субъективны и

не претендуют на осмысление феномена в целом. Биогра-

фии героев освещены в них только в той степени, в какой

помогают представить их место в поколении и литератур-

ную эволюцию.

Некоторым шестидесятникам здесь не нашлось места

по причинам субъективным: так, об одном из главных го-

лосов поколения — Булате Окуджаве — автор уже написал

книгу и пересказывать ее в сжатом объеме не видит смыс-

ла. Некоторые фигуры не вызывают у него интереса, и по-

скольку это никак не энциклопедия, автор счел за лучшее о

них умолчать — пусть скажут те, кому они ближе.

Дмитрий Быков

Москва, сентябрь 2018 г.



6

6

Феномен шестидесятничества

1

Дата появления термина «шестидесятники» извест-

на совершенно точно: «Юность», декабрьский номер

1960 года, статья Станислава Рассадина «Шестидесятни-

ки. Книги о молодом современнике». Выпускник филфака

МГУ Рассадин отлично знал, что «шестидесятниками» на-

зывали героев журнальных войн александровской эпохи —

в диапазоне от Некрасова до Благосветлова. Потом всё это

подернулось ряской времени, но столетие спустя неожи-

данно показалось — и оказалось — актуальным.

Мариэтта Чудакова на конференции фонда «Либераль-

ная миссия» в 2006 году отмечала главные черты этого по-

коления: во-первых, это люди, рожденные с 1918 (Григо-

рий Померанц) до 1935 (сам Рассадин) года; я бы включил

сюда и 1936-й (Юнна Мориц), и 1938-й (Высоцкий), и даже

1940-й (Бродский в шестидесятые уже активно работал и

прославился). Во-вторых, это люди, ориентированные на

легальное сотрудничество с властью — «труд со всеми со-

обща и заодно с правопорядком». В-третьих, это комис-

сарские дети (и часто дети репрессированных), и потому

коммунистические иллюзии для них остаются актуальны-

ми сравнительно долго, а потом отдираются с кровью, у

кого-то раньше, у кого-то позже. Для этих людей характер-

на высокая активность — не только политическая, вообще

азарт и пафос участия в жизни. Они оптимистичны — до

известного предела — и обладают высокой солидарностью,

контактностью как в работе, так и в проведении досуга.

Шестидесятники — далеко не только деятели культуры,

науки или власти: просто поэты или музыканты заметнее,

но в этом поколении есть масса людей, которые вертелись

около звезд или просто были важными персонажами го-

родской среды. Шестидесятничество — явление преиму-

7

щественно урбанистическое, и прозаики «Нового мира» к

этой категории не относятся; напротив, торжество «дере-

венщиков» в семидесятые — как раз нечто вроде реванша.

Можно было бы сказать, что для шестидесятников харак-

терно западничество, но это не совсем верно: скорее им

близка идея открытости мира, ненужности границ, уста-

новка на дружелюбие (но не на пацифизм — Окуджаву, ко-

торому этот ярлык часто клеили, он раздражал особенно;

скорее тут уместно говорить, как Жолковский, о некоем

синтезе милитаристских и пацифистских добродетелей).

Ну вот как-то так. Слово «шестидесятник» давно уже и

комплимент, обозначающий талант и солидарность, и ру-

гательство, обозначающее напрасные иллюзии на сотруд-

ничество с властями или промискуитет в сочетании с ле-

вачеством, так что каждый вчитывает в него собственный

смысл. Мое дело — объяснить свое понимание предмета, а

там как вам будет угодно.

Шестидесятничество закончилось в 1968 году, когда

вместе с Пражской весной была разгромлена надежда на

перемены в СССР. После этого ниша для легального со-

трудничества с властью, позволяющего сохранить лицо,

исчезла. (Впрочем, она в России всегда была проблематич-

на и, так сказать, нравственно некомфортна.) Самым ин-

тересным в шестидесятничестве мне представляется выход

из него — то есть поиски новых модусов индивидуального

существования, жизни вне общности. Визбор в песне «Те-

лефонный разговор» еще в 1967 году предсказал это состоя-

ние строчками: «Что у нас за дела? Как-то все разбрелись».

Эти поиски опоры были строго индивидуальны, помочь в

них никто не мог. Вознесенский вспомнил, что он из старо-

го священнического рода, и стал расчищать в своих стихах

литургическую интонацию и христианскую традицию. Ев-

тушенко, подобно Эренбургу, сосредоточился на борьбе за

мир. Высоцкий, подобно Пастернаку, спасался «Гамлетом»

и пытался реализоваться в кино. Кто-то эмигрировал в дет-

скую литературу, а кто-то просто эмигрировал. Но, как пи-

сал Шпаликов (ему это, по крайней мере, приписывалось):

«Опять холодным утром синим иду еврея провожать. Бегут

евреи из России, а русским некуда бежать». И если они не

уезжали или не были высланы, они могли эмигрировать в

смерть, как тот же Шпаликов. Творчество многих шестиде-

сятников в семидесятые было, пожалуй, даже интереснее —

как поздний Андрей Тарковский интереснее раннего, не

говоря уже о зрелых Стругацких, — но трагичнее, суше, и

шестидесятнический пафос надежды теперь вызывал на-

смешку у них самих.

Так что явление четко ограничено хронологически и

доступно научному рассмотрению.

2


http://gvardiya.ru/mediacontent/itemfiles/2019/9/if58_79ade519403a92f1cda7a1afcffc5c6e.pdf

Анна Нахапетова: «Лет с шести писала сказки и ставила по ним спектакли»
pvych_dvych
https://newsvostok.ru/anna-nahapetova-let-s-shesti-pisala-skazki-i-stavila-po-nim-spektakli/?fbclid=IwAR1Eo4i-D8MvNXVEAtS4oV8vpVdOrqaldC2QdIKszvd2wXQxD7Lt8LuMH_8


Опубликовано 14 Окт 2019 в 15:00 | Текст: Ольга ГЕРАНЧЕВА

Анна Нахапетова: «Лет с шести писала сказки и ставила по ним спектакли»




Анна Нахапетова: «Лет с шести писала сказки и ставила по ним спектакли»
Аня Нахапетова с мамой — актрисой и режиссёром Верой Глаголевой/Из личного архива

Анна Нахапетова, старшая дочь Родиона Нахапетова и Веры Глаголевой, получила известность как балерина Большого театра. Сегодня же её можно увидеть на телеэкране и во многих спектаклях Тетра Романа Виктюка на Стромынке. Также она играет в постановке «Отцы и дети» Театра на Перовской, где за роль Одинцовой актрису выдвинули на премию «Звезда театрала».

Сложнее всего передать взрослость

Сцена из спектакля «Отцы и дети» Театра на Перовской/Предоставлено пресс-службой театра

Сцена из спектакля «Отцы и дети» Театра на Перовской/Предоставлено пресс-службой театра

— Роль Одинцовой – чем она вам интересна?

— Во-первых, это Тургенев. Любовь к этому писателю передалась мне от мамы. В спектакль «Отцы и дети» меня пригласила режиссёр Гульнара Галавинская, которую я давно знаю и с которой мне всегда очень интересно работать. Скажу честно, Одинцова далась мне непросто. Мне привычнее играть героинь с девичьим характером. А здесь очень интересно было передать «взрослость» и внутренний конфликт героини, которая хочет, но не может полюбить.

Три года в «доме света»

— А как попали в Театр Романа Виктюка?

— Все случайности в жизни не случайны, я в этом убеждена. Моя балетная история перетекла в драму. Спектакль «Нездешний сад. Рудольф Нуреев», в котором мне предложили драматическую роль, связан с балетом. После этой роли Роман Григорьевич Виктюк лично пригласил меня в свою труппу. И вот уже три года я служу в удивительном Доме света – так мы называем наш театр. Здесь особая атмосфера. Роман Григорьевич — гений, великий мистик и мистификатор, на каждой репетиции открывает в тебе новые грани.

Так сложилось, что я играю здесь, в основном, ведущие роли. Но искренне всегда и всем говорю, что готова сидеть, стоять, молчать — лишь бы быть в постановках Виктюка и участвовать в этом невероятном творческом процессе.

Между балетом и сказками Андерсена

Семья Нахапетовых/Из личного архива

Семья Нахапетовых/Из личного архива

— Вы не раз говорили, что родители не хотели, чтобы вы продолжали их актёрский путь. Почему?

— Наверное, родители больше подразумевали работу в кино. Судьба кинематографа в конце девяностых была непонятна. Да и драматические театры переживали не лучшие времена. Балет же – элитарное искусство, востребованное во все времена. Тем более с детства я обожала танцевать, поэтому в балет меня отдали уже в 3,5 года. Но и театр мне тоже нравился с детства. Папа много читал нам с сестрой вслух – я выросла на сказках Андерсена. Так что и сама начала писать сказки и ставить по ним домашние спектакли. Они длились часа по четыре. Сестре Маше обычно доставалась одна роль, а у меня их было с десяток – мне нравилось постоянно переодеваться и перевоплощаться.

Помню, как под Новый год мы с Машей играли и играли, пока мама с бабушкой не начали ругаться: «Остановитесь хоть ненадолго, сейчас уже куранты будут бить».  Мне тогда было обидно – как так, нас прерывают на самом интересном месте! Словом, у меня было творческое детство.

Плюшевый пудель за первую роль

Фото из личного архива

Фото из личного архива

— И все же первую роль вы сыграли в шесть лет в фильме «Воскресный папа», причём вместе с мамой. Помните те съёмки?

— Конечно. Снимали в Ленинграде. Нас встретили с мамой на автомобиле Чайка и мне подарили плюшевого пуделя, с которым я не расставалась. Помню атмосферу сказки, но совсем не помню репетиций. Как будто всё рождалось само. А с мальчиком, исполнявшим главную роль, мы так и не подружились. Он постоянно донимал и доставал меня. Когда  мы встретились с ним лет через 30, он признался, что это было от большой любви.

Джеймс Бонд в юбке

— Сейчас у вас много работ в кино и театре. Вам ближе экран или сцена?

— Мне кажется, артист способен по-настоящему раскрыться именно в театре, где можно от начала до конца прожить историю и рассказать её зрителям. А кино снимается сценами: здесь скажи, там пройдись, тут – диалог. Для этого ты должен моментально включаться в процесс. То есть в кино и в театре абсолютно разная актёрская работа, и в каждой есть свои сложности.

Например, сейчас я снимаюсь в таком любовно-детективном фильме из четырёх серий для канала ТВ-центр «Сжигай за собой мосты», который планируют выпустить в начале 2020 года. У меня главная роль — этакий Джеймс Бонд в юбке. И я очень благодарна режиссёру Александре Бутько за её невероятный профессионализм.

Дочь танцует в «Тодесе» и играет на барабанах

Анна Нахапетова с отцом и дочерью/Из личного архива

Анна Нахапетова с отцом и дочерью/Из личного архива

— А как насчёт роли мамы? Вашей дочке Полине 12 лет. Она творческий ребёнок?

— Я не мама-мама, а мама-подруга. Мы много времени проводим вместе, говорим на одном языке, так что от «роли» мамы я кайфую. Я считаю, ребёнку надо заниматься всем, чем только можно. Полина учится играть на барабанах, хорошо танцует и занимается в «Тодесе», ездит на лошадях и учится актёрскому мастерству в школе-студии «Дети Кино». Думаю, как бы ни сложилась жизнь, ей всё равно пригодятся эти навыки. Кстати, в декабре должен выйти новогодний фильм с дочкой в главной роли.




    Полька Ольга Токарчук и австриец Петер Хандке получили Нобелевку по литературе
    pvych_dvych
    https://meduza.io/feature/2019/10/10/olga-tokarchuk-i-peter-handke-poluchili-nobelevskuyu-premiyu-po-literature

    Галина Юзефович объясняет, почему это правильное решение, несмотря то, что обоих яростно критикуют на родине



    Источник: Meduza



    Нобелевский комитет объявил имена лауреатов премии по литературе за 2018 и 2019 годы. Ими стали польская писательница Ольга Токарчук и Петер Хандке из Австрии. В 2018 году премию не вручали из-за скандала, связанного с утечкой информации о победителях. Литературный критик Галина Юзефович объясняет, как премии удалось сохранить статус-кво после длительного перерыва и за что наградили авторов, внелитературная репутация которых у многих вызывает вопросы.

    Многочисленные публикации, предшествовавшие вручению сразу двух Нобелевских премий по литературе — за 2018 и 2019 годы, — равно как и прогнозы букмекеров, настраивали на минорный лад. Казалось, что после годичного перерыва (кстати, первого со времен Второй мировой войны), спровоцированного сексуально-финансовым скандалом, премия воскреснет в принципиально ином виде и ключевыми параметрами для награждения станут уже не литературные заслуги лауреатов, но их соответствие жесткому этико-политическому стандарту. Среди фаворитов нобелевской гонки называли уроженку Гваделупы Мариз Конде, пишущую о проблемах чернокожих (именно ей досталась так называемая альтернативная Нобелевская премия, вручавшаяся в прошлом году), кенийского классика и борца с неоколониализмом Нгуги Ва Тхионго, канадскую писательницу-феминистку Маргарет Этвуд и даже нашу Людмилу Улицкую.

    Как ни жаль, что в этом году премия не досталась российскому автору, следует с большим облегчением признать: худшие прогнозы не сбылись. Вопреки всем опасениям и несмотря на очень существенные кадровые изменения в составе Шведской академии, Нобелевская премия вышла из анабиоза практически неизменной в том, что касается ее идейных и эстетических принципов. Иными словами, несмотря на то что политические соображения (а также некоторый культурный и языковой паритет) не следует совсем уж сбрасывать со счетов, главным для Нобелевского жюри по-прежнему остается литературная значимость лауреата.

    Награду за 2018 год получила известнейшая польская писательница Ольга Токарчук, лауреат Международного Букера за 2018 год. Она стала пятым лауреатом из Польши, и благодаря ее победе Польша сравнялась с Россией в неформальном зачете по количеству Нобелевских премий на страну. Самый известный в мире роман Токарчук «Бегуны» (на русском он выходил дважды — сначала в 2007 году, а после в 2018-м) — затейливое и нелинейное повествование, в котором документальные или псевдодокументальные фрагменты перемежаются текстами, лежащими на грани с поэзией, а основной темой становится современное путешествие — с технической точки зрения предельно упростившееся, но при этом налившееся новыми экзистенциальными смыслами и драматизмом.

    Австрийский писатель, литературный критик, драматург, переводчик и сценарист Петер Хандке, ставший лауреатом за 2019 год, отечественному читателю, пожалуй, известен несколько хуже: в последний раз его проза выходила на русском в середине нулевых годов. Меж тем предыдущая лауреатка из Австрии Эльфрида Елинек, получая Нобелевскую премию в 2004 году, именно его назвала в качестве куда более достойного претендента на главную мировую литературную награду, чем она сама, — и, в общем, не без оснований. Один из самых молодых участников легендарного немецкого литературного общества «Группа 47» (помимо самого нынешнего лауреата в него входили едва ли не все немецкие классики ХХ века — от Генриха Белля до Гюнтера Грасса), Хандке считается одним из основоположников постдраматического театра и вообще самой влиятельной фигурой сегодняшней немецкоязычной литературы. Недостаточную известность писателя среди российских читателей отчасти компенсирует его популярность среди любителей кино: Хандке у нас знают прежде всего как многолетнего соавтора режиссера Вима Вендерса. Именно Петер Хандке написал для Вендерса оригинальный сценарий фильма «Небо над Берлином», а «Страх вратаря перед одиннадцатиметровым» снят по его одноименной повести.

    Словом, оба лауреата — и Токарчук, и Хандке — не вызывают особых вопросов в том, что касается их ценности для мировой литературы и культуры в целом. Чего, однако, не скажешь об их внелитературной репутации.

    Ольга Токарчук на родине постоянно подвергается нападкам (в том числе довольно агрессивным) со стороны консервативного большинства. Ее критикуют за недостаток лояльности по отношению к нынешней власти, подчеркнутую индифферентность к религии и откровенно скептическое отношение к попыткам позиционировать современную Польшу как государство, исконно толерантное и гуманное к разного рода меньшинствам.

    Петер Хандке, напротив, имеет репутацию едва ли не фашиста: во время югославской войны он многократно высказывался в защиту Сербии, выступил с речью на похоронах Слободана Милошевича и вообще на протяжении нескольких десятилетий пребывает в оппозиции ко всей системе европейских либеральных ценностей. Так, в 2014 году он был лишен уже присужденной ему Международной Ибсеновской премии: решение было отозвано по требованию общественности, а один из норвежских политических обозревателей сказал, что присудить премию Ибсена Хандке — это все равно что присудить премию Иммануила Канта Геббельсу.

    В том числе в силу полнейшей политической полярности двух лауреатов решение Шведской академии выглядит исключительно удачным и взвешенным. Во-первых, оно наглядно демонстрирует: Нобелевская премия по литературе не собирается сдавать позиции и превращаться в награду за «хорошее поведение» — литературные соображения по-прежнему ставятся во главу угла. Во-вторых, Академия доказала свою верность идеалам политического и культурного многообразия: награда по-прежнему может присуждаться авторам разных убеждений и взглядов, а вовсе не только «борцам за все хорошее». Иными словами, никаких радикальных изменений курса не произошло, и после перерыва Нобелевская премия возвращается на позицию главного ориентира и лидера в литературном пространстве. На фоне тотальной дезинтеграции и распада традиционной системы культурных авторитетов трудно представить себе новость лучше.

    Галина Юзефович


    Петер Хандке — первый нобелевский лауреат по литературе из мира кино
    pvych_dvych
    https://meduza.io/feature/2019/10/14/peter-handke-pervyy-nobelevskiy-laureat-po-literature-iz-mira-kino?fbclid=IwAR1SbnHp2Ja5aaOHNP4HsaO0N1yz33SyT6HAOFKs58VExfV8YBErWFspL4o

    Не только сценарист «Неба над Берлином», но и режиссер таинственных картин



    Источник: Meduza


    Один из лауреатов Нобелевской премии по литературе 2019 года — австрийский писатель Петер Хандке. В мире он прославился не только прозой и драматургией, но и киносценариями. Хандке — постоянный соавтор немецкого режиссера Вима Вендерса, вместе с которым они, среди прочего, сняли фильм «Небо над Берлином». Кинокритик «Медузы» Антон Долин рассказывает о самых заметных работах автора, в которых он рассуждал об одиночестве, идеализме и зле.

    Нобелевская премия по литературе в 2019 году, казалось, вернулась к обычной практике — награждать признанных писателей, чьи заслуги в литературе бесспорны. Авторитет австрийского классика Петера Хандке неоспорим, и его трудно поставить в один ряд с двумя, как принято считать, спорными фигурами: Светланой Алексиевич и Бобом Диланом(их награждение многие пуристы осуждают до сих пор как нарушающее базовые принципы самой престижной литературной премии в мире). Меж тем включение Хандке в список Нобеля — знаменательное событие и радикальное решение, причем далеко не потому, что политические взгляды писателя многим не нравятся. Хандке — первый бесспорный человек кинематографа среди литературных лауреатов Нобелевки.

    Конечно, буквально каждого второго из авторов нобелевского списка экранизировали, а многих лучше знают по фильмам, чем книгам: это и Эльфрида Елинек с «Пианисткой» Михаэля Ханеке, и Мо Яньс «Красным гаоляном» Чжана Имоу, и даже, вероятно, Борис Пастернак — «Доктор Живаго» Дэвида Лина был куда большим хитом, чем сложный русский роман. Гарольд Пинтер успешно писал замечательные сценарии, лучшие — по чужим текстам: «Слуга», «Женщина французского лейтенанта», «Процесс». Но только Хандке — подлинный кинематографист, которого мир всегда будет знать как соавтора «Неба над Берлином».

    Не только так, ясное дело. У него изумительная проза и ни на что не похожая драматургия. Однако и кинематограф в его судьбе — не отклонение от генеральной линии, не временная причуда, а важнейшая составляющая. Можно сказать, что поэтически-отстраненные диалоги Хандке реформировали кино 1970-х. Сам он как режиссер сделал несколько картин по собственным текстам. Его полнометражный дебют «Женщина-левша» (1978) недаром был отобран на Каннский фестиваль — эта оригинальная и таинственная картина производит сильное впечатление и сейчас. Однако абстрактная многоязыкая притча «Отсутствие» (1992) была принята с некоторым недоумением, и с тех пор Хандке фильмов больше не снимал.

    Тем не менее вряд ли кто-то оспорит главный вклад Хандке в кино — его совместные фильмы с Вимом Вендерсом, одним из самых прославленных и влиятельных режиссеров Германии. Они, почти ровесники (Хандке на три года старше), познакомились и сдружились в молодости и уже в 1969-м сделали вместе короткометражку «Три американские пластинки». А в 1972-м вышел первый после киношколы фильм Вендерса, поставленный по прорывному одноименному роману Хандке — «Страх вратаря перед одиннадцатиметровым». Три года спустя было завершено «Ложное движение», поставленное уже по оригинальному сценарию Хандке. Оно стало международной сенсацией и первым настоящим успехом режиссера: фильм собрал все главные национальные кинопремии.

    В «Страхе вратаря перед одиннадцатиметровым» Хандке и Вендерс по-своему переосмысляли историю «Постороннего» Альбера Камю — потерянного одинокого человека, совершающего немотивированное убийство. Их герой — дисквалифицированный за драку с судьей голкипер. Он бесцельно блуждает по Вене, беседует со случайными встречными и душит кассиршу кинотеатра после того, как проводит с ней ночь. Тревога, одиночество, клаустрофобия, паранойя, странное безразличие к собственной судьбе — вот эмоциональный каркас этого виртуозного антидетектива, во время которого и зритель, и герой ждут разоблачения, которое никак не происходит, хотя убийца не скрывается от полиции и даже оставил улики на месте преступления. Здесь складывается команда Вендерса: звучит музыка Юргена Книпера, сменяют друг друга скупые, будто смазанные пейзажи гениального голландского оператора Робби Мюллера; оба будут работать с режиссером над большинством его знаковых картин. Мелькает в кадре в роли безымянного идиота и Рюдигер Фоглер — главный актер вскоре последовавшей «дорожной трилогии».

    «Ложное движение» занимает в ней центральное место. Здесь Хандке взялся за сложнейшую задачу — написать современную версию хрестоматийного романа Гете «Годы учения Вильгельма Мейстера», не повторив ни одной фразы оттуда, лишь в общих чертах следуя за сюжетом и изучая уже нынешнюю Германию вместе с заглавным героем (в фильме его зовут так же, как у Гете). Другая классическая книга, на которой основан фильм, — «Из жизни одного бездельника» поэта-романтика Йозефа фон Эйхендорфа. Мейстер, придуманный Хандке и воплощенный Фоглером, — писатель, покидающий родной город и мать, чтобы пересечь страну в поисках вдохновения. По пути ему встречаются бывший спортсмен, акробатка-молчунья, актриса и поэт, которые идут с ним все дальше и дальше. Роли женщин, окружающих героя, сыграли муза Райнера Вернера Фассбиндера Ханна Шигулла и 14-летняя Настасья Кински, появившаяся на экране в эротической сцене (в современном фильме такой эпизод трудно себе представить).

    Задумчивые, не лишенные абсурдистского юмора разговоры персонажей друг с другом, ослабленная сюжетная составляющая, контрастирующие с современным антуражем впечатляющие романтические пейзажи, напоминающие о живописи XIX века, — все в фильме работает на столь важную для Хандке идею «ложного движения», путешествия внутрь самого себя, когда от перемены мест и передвижения в пространстве мало что меняется, а любая фабула кажется иллюзией.

    Фильм самого Хандке «Женщина-левша» был спродюсирован Вендерсом, оператором стал тот же Мюллер, а две главные мужские роли сыграли постоянные актеры Вендерса: Рюдигер Фоглер и Бруно Ганц. Здесь писатель продолжил тему «ложного движения». Его героиня Марианна (звезда берлинского театра Шаубюне Эдит Клевер, игравшая главную роль у Эрика Ромера в «Маркизе фон О») живет во Франции, вдали от родины с сыном-подростком. Она расстается с вернувшимся из командировки мужем, сославшись на предчувствие, что он скоро ей изменит, и начинает привыкать к одиночеству, которое выбрала осознанно. Марианна будто пытается выбрать направление собственной судьбы, но постоянно застывает на полпути в нерешительности; она «левша» уже потому, что не может встроиться в привычную жизнь социума. Контрапунктом к этой картине тоже послужил прославленный литературный текст — многократно цитируемая «Простая душа» Гюстава Флобера.

    В 1987 году Вендерс и Хандке создают свой шедевр — фильм «Небо над Берлином». Это один из самых любопытных парадоксов за всю историю кино, по сути, радикальный эксперимент, соединявший несоединимое: документальную фактуру Берлина и его обитателей (в картине снимались непрофессионалы, а Ник Кейв и Питер Фальк сыграли себя) с условной схематичной сказкой об ангеле, влюбившемся в воздушную гимнастку из бродячего цирка. Картина вдруг оказалась всенародным хитом и любимицей публики, разобранной на цитаты, вплоть до смехотворногоголливудского ремейка с Николасом Кейджем. «Небо над Берлином» сложнее, чем кажется, романтический сюжет для него лишь прикрытие. Это фильм о невозможности примирить реальность с искусственно сконструированной фантазией, о бесплодности любого идеализма, о бесповоротно меняющемся мире, о текучей природе неистребимого зла.

    А еще это фильм, не просто придуманный писателем, но о писателе. Бросивший ангельскую натуру и отказавшийся от черно-белого бессмертия во имя цветной земной любви ангел Дамиэль (пронзительно красивый Бруно Ганц) в первых и последних кадрах картины пишет свои размышления на бумаге, а старец-сказитель по прозвищу Гомер (Курт Буа, снимавшийся еще в «Касабланке») будто пытается собрать разрозненные впечатления и воспоминания в единый последовательный рассказ, но никак не может.

    Последняя на сегодня совместная работа Вендерса и Хандке — «Прекрасные дни в Аранхуэсе» (2016), общепризнанная неудача, которую ругали и за литературную выспренность диалогов, и за топчущуюся на месте интригу. Здесь опять появляется «ложное движение» или, если угодно, ложная глубина — к общей растерянности, картина еще и снята в 3D, хотя сводится к длительному диалогу мужчины (Реда Катеб) и женщины (Софи Семен), сидящих за столом посреди райского пейзажа. Намекая на Эдем, на столе лежит яблоко. Мужчина и женщина — давние друзья или бывшие любовники — говорят о потере невинности и сексуальном опыте. Он задает вопросы, она отвечает.

    Интересен персонаж драматурга, который сидит в вилле за спиной у пары и на ходу сочиняет те диалоги, которые они произносят. Вендерс и Хандке иронически осмысляют то ли ситуацию творческого кризиса, то ли невозможность в XXI веке разговаривать на том языке поэтических абстракций, который был так дорог им обоим в 70–80-х. Из музыкального автомата звучит песня Ника Кейва, потом за роялем объявляется он сам — живым напоминанием о «Небе над Берлином». При этом поет о том, что не верит в существование ангелов.

    Сам Петер Хандке тоже снялся в этом фильме в крохотном эпизоде — не писателя, а садовника, который, судя по всему, и создал этот Эдем. Логично, кому же еще играть эту роль.

    Антон Долин